Главное сегодня

19/11/2018 ВСЕ НОВОСТИ
20.01.12 18:08
| Просмотров: 207 |

Настоятель храма в Орешке вместе с промоутером Копперфильда и Джексона рассказали про общий бизнес Глущенко и Шевченко

На сегодняшнем заседании Куйбышевского суда по делу экс-депутата Государственной Думы от партии Жириновского Михаила Глущенко, обвиняемого в вымогательстве у своего товарища по фракции, впоследствии убитого на Кипре Вячеслава Шевченко, и его брата, экс-депутата петербургского Законодательного Собрания Сергея Шевченко, среди прочих рассматривался вопрос о мере пресечения подсудимому. Несмотря на тяжелое состояние Глущенко, судья Андрей Дондик продлил срок предварительного заключения ещё на 3 месяца.

Учитывая прошлые решения Дондика, это было предсказуемо, а вот появление новых свидетелей защиты оказалось сюрпризом. На прошлом заседании версию защиты о том, что Глущенко не мог вымогать деньги у Шевченко, поскольку имел крупную долю в их общем бизнесе, подтвердили бывший лидер фракции ЛДПР в Законодательном Собрании Петербурга Елена Бабич и экс-депутат Заксобрания Ленобласти Владимир Леонов. Сегодня о том же самом заявили известный музыкальный промоутер Анна Резник и настоятель шлиссельбургского храма Рождества Иоанна Предтечи в крепости Орешек города Шлиссельбурга игумен Евстафий (Жаков).

Отец Евстафий прославился как успешной деятельностью по восстановлению храмов, так и помещением в один из них скандальной иконы, на которой Святая Матрона Московская встречается со Сталиным в 1941 году. На теледебатах с одним из идеологов либерального крыла Московской Патриархии Андреем Кураевым, Евстафий отстаивал подлинность апокрифа, согласно которому вождь пришёл к Матроне узнать, чем закончится война и услышал ответ: «Русский народ победит, победа будет за тобой».

Игумен сообщил, что Михаил Глущенко неоднократно жертовал деньги на восстановление храмов Иоанна Предтечи в Старой Ладоге, Святой Ольги в Михайловке и апостолов Петра и Павла в Знаменке. Вручая деньги для храма Иоанна Предтечи, он в шутку говорил, что считает пожертвование «шефской помощью», потому что его фабрика «Ладога» названа в честь города Ладога, где расположен храм.

Также Глущенко однажды снабдил отца Евстафия мебелью изготовленной, на той же «Ладоге», которой владел вместе с Вячеславом и Сергеем Шевченко. Евстафий вместе с Глущено лично посещал «Ладогу», а также в ресторан, клуб и казино «Голливудские ночи» на Невском проспекте, которым также совместно владели Глущенко и Шевченко. К деятельности этого заведения священник относился отрицательно, обличал процветающие там азартные игры и развратную эстраду, и указывал хозяину, что подобного рода бизнес неприемлем для православного верующего. Он также указывал Глущенко на необходимость морально очиститься, что тот сделал, предприняв паломничество на Афон.

С клубом ситуация оказалась сложнее. По словам Евстафия, на его наставническое пожелание Глущенко ответил, что вложил в «Голливудские ночи» слишком большие деньги, которые трудно будет вернуть, так как в бизнесе есть другие партнеры.

Отец Евстафий отметил, что за исключением предосудительного бизнеса в «Голливудских ночах», Михаил Глущенко производил впечатление искренне верующего и скромного человека, который просил ни в коем случае не оглашать данные о своих пожертвованиях.

Анна Резник сообщила, суду, что Глущенко и братья Шевченко были постоянными бизнес-партнёрами. Сама она не раз организовывала гастроли звёзд мировой эстрады по заданию обоих, начиная с приглашённого по просьбе Глущенко американского иллюзиониста Дэвида Копперфильда, которому Михаил выплатил аванс через заграничный счет другого депутата от ЛДПР, ныне покойного Михаила Монастырского. В дальнейшем Глущенко инвестировал порядка тридцати концертов зарубежных исполнителей, деньги на технические расходы поступали через его компанию «Саунд-Про», которая одновременно была аффилированна с «Голливудскими ночами». Через неё же и другую созданную Глущенко компанию для клуба закупались усилители, осветительная аппаратура и другое оборудование.

По данным свидетельницы, именно Глущенко чаще всего выдвигал идеи по организации концертной деятельности, тогда как у братьев Шевченко это дело не шло из-за их «ментальности». Так, Михаил планировал даже открыть концертный клуб на известном своими курортами и концертами средиземноморском острове Ибице с целью организации фестивалей электронной музыки, но открытию помешала гибель его партнера, Вячеслава Шевченко, а также отъезд самого Глущенко из России. В его отсутствие захирела и концертная деятельность в самих «Голливудских ночах».

Назвав Глущенко главным «концертмейстером» клуба, Резник отвергла распространённую версию, согласно которой Михаил отвечал прежде всего за «силовое прикрытие». Согласно ее показанием с этой задачей прекрасно справлялась служба безопасности Шевченко, которая могла «урыть кого угодно».

Тяжелую руку шевченковских охранников Анна почувствовала на собственном опыте, после того как рассказала корреспондентам журнала «Телеман» и газеты «Санкт-Петербургские Ведомости» о жульничестве братьев Шевченко. Продав зрителям билеты на популярный британский ансамбль Prodigy, Шевченко пригласили вместо него куда никому неизвестную, но куда более дешёвую группу. После публикации в «Телемане» возмущенные зрители стали пачками возвращать билеты, в ответ Сергей Шевченко и его охранники избили журналистов, с хозяина «Телемана» Максима Кузахметова потребовали 50 тысяч долларов или права на журнал, а «доносчицу» Резник затолкали в мусорный бак с объедками.

Впоследствии в дело вмешалась депутат Государственной Думы Галина Старовойтова, и хотя после угроз из шевченковского лагеря ее убили, расследование дело о вымогательстве у Кузахметова. Вячеслав Шевченко сбежал за границу и там погиб, а Сергей Шевченко за разборки с журналистами получил свою вторую судимость – 7,5 лет условно.

Обсуждение

Ваше имя
Введите код simple_captcha.jpg