Главное сегодня

17/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
11.10.10 01:40
| Просмотров: 1604 |

Большие чувства

Владимир Соловейчик

Иногда – увы, довольно редко – бывает так, что какое-либо общественно-политическое или культурное событие становится не только объектом внимательного анализа и, при необходимости, соответствующего комментария, но и «личным праздником». Таковым стало для меня решение шведской Академии о присуждении Нобелевской премии 2010 года по литературе перуанскому писателю Марио Варгасу Льосе.

«Нобелевская премия по литературе за 2010 год вручается перуанскому писателю Марио Варгасу Льосе за картографию структуры власти и яркие образы сопротивления, восстания и поражения индивида», - сказано в решении шведских академиков. Я давно и искренне влюблен в книги этого 74-летнего полемиста, искателя истины, интеллектуала от и до, седого красавца, странствующего по миру и по литературе, покорителя умов и сердец, восторгающегося самым прекрасным, что есть в нашей жизни. И не важно, что понимать под этим «самым прекрасным» – милых ли и обаятельных женщин ли, чудесные картины ли, поэтические строки и изысканную прозу, а, возможно, все это вместе. Люблю его как отменного стилиста и тонкого психолога. Ценю как политика, чуть не ставшего однажды, двадцать лет тому назад, президентом Перуанской республики.

Начался мой «литературный роман» с книгами Варгас Льосы давным-давно, когда в потертых читателями библиотеки номерах журнала «Иностранная литература» попалась мне в руки его своеобразно написанная вещица «Тетушка Хулия и писака». Но подлинным наслаждением стало прочтение двух его последних произведений, вышедших в свет в издательстве «Иностранка», увы, небольшими для некогда самой читающей страны в мире тиражами. Речь идет о «Похвальном слове мачехе» и «Похождениях скверной девчонки». В них, как и в более ранних своих романах, мастер остро вглядывается в окружающий его мир, по-хорошему актуален и все также социален, как и положено настоящему критическому реалисту. Но главное все же не в этом. Роман воспитания в сочетании с романом страсти на фоне общественных событий эпохи - охватывающая практически всю вторую половину прошлого, двадцатого, века история любви «скверной девчонки» Отилии и бывшего «пай-мальчика Рикардито», ставшего на глазах читателей мужчиной.

Трудно сказать, сколь много автобиографического содержится в последней по времени выхода в России прозе Марио Варгас Льосы. Хотя не исключено, что немало. Дело не в этом. Совсем не в этом. А в отменном, четко прописанном до малейших поведенческих нюансов и психологических мотивировок, развитии характеров главных героев. Давно, в цветущую пору ранней юности всем нам казалось, что настоящий мужчина – это красавец, спортсмен, классический «герой-любовник» с чертами киношного мачо. В студенческой молодости этот стереотип чуть видоизменился – все тот же мачо, но при этом еще и отчаянный бунтарь, не понимаемый своим косным окружением, «лишний человек», эдакий саркастичный резонер-остроумец. А на самом деле настоящие мужчины, те, кто способны от нежности сами потерять голову, те, кого обожают женщины, как правило, получаются не из таких. А из неловких в юности, закомплексованных поначалу романтических мальчиков. Из тех, кто в уединении предается мечтаниям, кто уже томим поисками любви, ожиданием встречи, невероятности. Из тех, кому чуть позже, уже в молодости, круто порою и безжалостно обламывают рога стервозные девочки или, вернее, молодые в полном осознании своей женской силы девушки. Из тех, для кого самое страшное в жизни – потерять великий дар обожания, лишиться способности к большим чувствам, утратить свой романтизм. Именно о них и написаны главные книги Марио Варгас Льосы.

Это – довольно странные люди. Весьма специфические. Иногда с явными поведенческими отклонениями. Со своим, если можно так выразиться, «сдвигом по фазе». И не важно, идет ли речь о детской любви к разглядыванию узкого окошка в ванной, когда там находится молодая мачеха донна Лукреция, о коллекционировании солдатиков Саломоном Толедано или всепоглощающей страсти к русскому языку и классической русской литературе, к рассказам Бунина и Чехова у Рикардо Сомокурсио. Эта изюминка среди прочих милых черт – нежности, страстности, эмоциональности - делает их в глазах женщин особо интересными и иногда чертовски привлекательными.

Впрочем, не в меньшей степени удаются автору и женские образы. Самые разные, но есть одна черта, которая роднит их всех между собой: огромная жажда любви, надежда на понимание, страх перед нелюбовью. И презрение к банальному, мещанскому, семейному счастью: «Запомни: спокойной жизни со мной не будет. Потому, что я не хочу надоесть тебе, стать чем-то привычным. Мы с тобой и вправду поженимся, но я никогда не буду твоей женой. Я хочу всегда оставаться твоей любовницей, твоей собачкой, твоей шлюхой. Только так ты всегда будешь сходить по мне с ума». Чем не Настасья Филипповна или Грушенька у Достоевского? Не похоже разве на Аксинью из «Тихого Дона»? Так что, тяга персонажа «Похождений скверной девчонки», а вместе с ним и автора к великой русской литературе – не спроста…

Любовь, пусть и всего лишь к творчеству крупнейшего писателя, - вещь сугубо интимная. Но в данном случае заслуживает публичного разговора. Поскольку хочется завершить его советом: «Прочтите, обязательно прочтите книги нового нобелиата! Прочтите – не пожалеете…»