Главное сегодня

23/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
12.05.10 11:35
| Просмотров: 94 |

Осознанный риск

Олег Ведутов

В Ульяновске парню дали да года за организацию ролевой игры «Дозор».

Вкратце ситуация выглядит так: молодой человек написал подсказку, которую игрокам предстояло искать ночью в трансформаторной будке. Подсказку не нашли, а один из участников игры от удара током погиб.

В деле очень много вопросов, и главный из них: «Кто виноват в том, что опасные для жизни объекты легкодоступны?». Нам ответили примерно так: «Эээ..... Вот он.... Да, точно он. Да, вот ты, парень, встань-ка! Зачем вы вообще поперлись в эту будку? Вы что не знали, что нахождение в этом помещении довольно опасно? Ах, вы код искали? Вот на зоне его и поищешь».

Я не стал копаться в технических регламентах, чтобы узнать, как по закону нужно ограждать опасные помещения от проникновения в них посторонних, но и ребенку понятно, работающая будка должна быть заперта. Замком. Хоть ржавым и амбарным. Скорее всего, после гибели человека эту будку просто обвешали замками, как новогоднюю елку игрушками. Но, честно говоря, даже в сюжетах по телевизору будка выглядела необитаемой.

Сам я играю в Dead-Line, проект который откололся от «Дозора», и могу сказать, что коммерции в подобных играх немного. Взнос с команды – 3 000 деревянных. Участвует обычно двадцать команд. В каждой от 2 до 20 экипажей, поэтому взнос с каждого участника невелик. А призовой фонд – 40% суммарного взноса. На 40% надо организовать игру. И игры организовывают такие, что если бы это делали «эффективные менеджеры», они бы озолотились на бюджете. В частности, в лес была притащена машина, посажена на вертел, подключена к электрогенератору, и когда игрок влезал внутрь автомобиля искать код, он вертелся. Или испытание в аквапарке, где игрокам вплоть до закрытия нужно было искать людей, имея на руках лишь фотографии 20-летней давности. Или обклеенная компакт-дисками и освещенная дискотечной светомузыкой комната в заброшенном доме. Я не говорю уже про созданные специально для игры сайты, фильмы, музыкальные композиции. Как-то ради игры даже перезапуститили на одну ночь автобусный маршрут.

Чтобы участвовать в игре, необходимы разные технические «девайсы»: машина, ноутбук, мобильный интеренет, роутер, навигатор, фонарики… В зависимости от плана игры появляются и дополнительные требования – костюмы химзащиты, болотники, однажды даже просили трактор. А просто побегать с фонариком, конечно, здорово, но это уже совсем другой формат, не экстремальный.

А риск – самый главный момент в игре. Адреналин зашкаливает, но игрокам, например, нужно лезть на заброшенную водонапорную башню. И еще куда-нибудь. Я, например, когда увидел, что для получения кода надо лезть зимой в мороз на поваленную линию ЛЭПА (перед игрой говорили, кстати, о страховочных поясах), причем в самую высокую ее часть – на уставившуюся в небо одну из опор – решил, что этот уровень мы, пожалуй, проиграем. Хотя товарищ наш как-то бесстрашно полез в подвал заброшенного дома, по шею залитый чем-то дурнопахнущим.

Мою руку как-то раз сильно погрызла большая собака и, в общем, логично было сделать уколы от бешенства. Но я узнал, что уколы – много, долго и болезненно, а смерть от бешенства – быстро. И рискнул. Хотя собака была не бездомной, и риск вроде был минимален.

Но это осознанный риск. 

Государству же стоит задуматься, почему трансформаторная будка то подключена, то нет, и войти туда может каждый желающий, и что таких объектов по стране тысячи. Правда, вспоминают об этом только, когда 150 человек сгорают в ночном клубе, кстати, не подписываясь при этом на осознанный риск.