Главное сегодня

17/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
23.08.10 13:05
| Просмотров: 259 |

Норма и факты

Владимир Соловейчик

По стечению обстоятельств вечером 20 августа я оказался в вагоне метро как раз в тот момент, когда на подстанции «Восточная» случилась по до сих пор так и не выясненным до конца причинам авария, оставившая без света и воды сорок процентов территории Петербурга. Встали и пострадавшие от перепадов напряжения станции питерской подземки – «Чкаловская», «Комендантский проспект» и вся «красная линия» от «Площади Ленина» до «Девяткино».

До «Площади Восстания» я добрался нормально, а вот на двух следующих перегонах вместе с сотнями попутчиков попал, что называется, «под раздачу». Пребывание в стоящем посреди тоннеля вагоне, слабо освещенном, без каких бы то ни было объявлений о причинах случившегося и дальнейших перспективах отчасти напомнило зарубежный фильм-триллер. Но лишь отчасти, поскольку ни паники, ни попыток взломать двери и самим двигаться по тоннелю в неясном направлении не наблюдалось. Только нервные разговоры попутчиков: про мифический «терракт», про воды Невы, что-де «сейчас начнут просачиваться», да еще сетования молодого офисного работника: «какой же я дурак, что решил на работу на машине сегодня не ехать»…

Ничего апокалипсического, естественно, не случилось. Через двадцать примерно минут состав тронулся, а вся дорога от «Площади Восстания» до «Площади Ленина» с учетом нескольких остановок заняла около получаса. Любопытно, что ни женщины, ни дети, которых не мало было в вагоне метро, никаких особо панических речей не вели, а вот представители сильного пола… Но это, видимо, связано с издержками воспитания отечественных мужчин. Или с их более лабильной психикой вследствие постоянного, неизжитого стресса на работе и дома.

Финляндский вокзал, вопреки опасениям в толпе поднимающихся по эскалатору, закрыт не был. С существенным опозданием, в весьма некомфортных условиях, но люди все-таки добрались до дому. И где-то с восьми часов вечера стали появляться свет и вода. Жизнь постепенно вошла в свою колею, обошлось без человеческих жертв и пострадавших, не считая, конечно, бесцельно потерянных нервов и времени, финансовых убытков, например, в результате досрочного закрытия предприятий или магазинов.

Что же показали нам прошедшие «45 минут без электричества»? Честное и достойное выполнение своего профессионального долга со стороны машинистов и диспетчеров метро, которым ой как непросто было довести свои составы хотя бы до «Площади Ленина» без потерь. Но все-таки справились. Грамотную и эффективную работу служб «Водоканала», не допустивших аварий ни на стадии отключения – не по своей, заметим, вине! – воды, ни при перезапуске систем, когда электроснабжение уже было восстановлено. Четкие действия спасателей, извлекавших людей из застрявших лифтов и обесточенных станций метро. Оперативность сотрудников ГАИ, выставивших регулировщиков почти сразу после того, как вышли из строя обесточенные светофоры. Такое поведение считается нормальным, соответствующим должностным обязанностям. Но, увы, в последние годы в нашей стране и это не всегда было нормой. Приятно, что в Питере 20 августа данная норма была соблюдена.

Но есть и иные факты. Порождающие вопросы, на которые власти пока так и не дали вразумительных ответов.

Почему молчали системы городского оповещения о чрезвычайных ситуациях? Столько бюджетных денег вбухано в Ситуационный центр, в громкоговорители на улицах, сколько раз их апробация воем сирен пугала стариков и детей? А как дошло до дела – красноречивое молчание.

Как могло произойти, что после отключения энергоснабжения, покупатели целого ряда магазинов оказались замурованными в их стенах – электрические двери, понятное дело, не открываются, а запасного хода, оказывается, нет? Кто и каким образом подписывал документы государственной приемки на эти здания? Как они проходили предусмотренную законом экспертизу?

Почему работники такси и маршруток, враз почувствовав себя «локальными монополистами», резко взвинтили оплату на проезд? Кто их контролирует? Какова реакция на эти безобразия чиновников транспортного комитета Смольного и антимонопольной службы?

Кто будет компенсировать убытки предприятиям и организациям? Кто оплатит гражданам стоимость сгоревших электрических бытовых приборов? Или, как водится, все будет списано на некие «форс-мажорные обстоятельства»? А дальше – «выплывайте сами, как умеете».

Возможно, я слишком резок. Но граждане и налогоплательщики должны знать, как работают нанятые за деньги, перечисленные ими в виде налогов в бюджет, чиновники. И почему происходят вещи, приведшие к аварии на подстанции «Восточная», когда, по словам официального документа - служебной справке ФСК ЕЭС, указывается, что «наиболее острая ситуация в электросетях Ленинградской энергосистемы складывается в районе существующей ПС 320 кВ «Восточная», состояние электротехнического оборудования которой не в полной мере удовлетворяет требованиям эксплуатации. При этом увеличение экспорта мощности в Финляндию привело к росту нагрузки подходящих к ПС «Восточная» линий 330 кВ, практически полностью исчерпав их пропускную способность". Выходит, не новость? Выходит, знали, но мер не приняли? Получается, валютная выручка от экспорта электроэнергии за рубеж важнее и дороже интересов и безопасности своих сограждан?

Если это действительно так, то о какой социальной ответственности власти и бизнеса перед обществом можно говорить? О каком патриотизме? О какой энергетической безопасности?

Или для нынешней власти такого рода факты и являются нормой поведения?