Главное сегодня

17/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
09.08.10 01:30
| Просмотров: 130 |

Перемена декораций

Владимир Соловейчик

В истории нашей страны было немало политиков и администраторов, запомнившихся современникам благодаря своим делам. Но не меньшее число «государственных людей» попадают в анналы исключительно в силу «великих прожектов», донельзя либеральиых на бумаге (или как теперь модно – в интернете), но по жизни не удавшихся, не сбывшихся.

Весьма вероятно, что подобная судьба ожидает и широко разрекламированный и выставленный на обсуждение в «мировой паутине»  законопроект «О милиции», волею действующего президента РФ в последний день перед публикацией получивший название «О полиции».

Свою инициативу гарант Конституции огласил на совещании 6 августа 2010 года: «На мой взгляд, пришла пора вернуть милиции ее прежнее наименование и именовать в дальнейшем наши органы правопорядка полицией». Якобы со времен Октябрьской революции 1917 года наши органы правопорядка стали именоваться милицией, что подчеркивало их народный, рабоче-крестьянский характер. Сейчас же России «нужны профессиональные люди, сотрудники, которые работают эффективно, честно, слаженно».

Любопытно, что экскурс в историю правоохранительных органов РФ частично опровергает эту гипотезу. Русская полиция имеет общего с нашим прекрасным городом отца-основателя - Петра I. Именно он и название немецкое на русскую почву пересадил, и первого генерал-полицмейстера Санкт-Петербурга 27 мая 1718 года назначил. Был это перешедший в православие Антон Эммануилович Девиер. Февральская (а не Октябрьская!) революция, ликвидировав самодержавие, уничтожила и его послушное орудие: решением Временного правительства полиция была заменена «народной милицией».

Смена названия означала отказ от порочной практики произвола, провокации и мздоимства, прекрасно описанной многими классиками русской литературы – от Гоголя и Чехова до Салтыкова-Щедрина и Сухово-Кобылина. Не зря, ох не зря в простом народе о стандартном служащем царской полиции бытовало такое мнение: «Его называли охранником, его оскорбляли, в этом слове объединялось все худшее, что можно было найти в человеке. Считалось, что охранник – это человек, который не имеет никаких принципов, что это продажный человек, падаль человеческая в моральном смысле, вообще последний человек…» Ярче и точнее, чем это сделал бывший питерский мастеровой, ставший впоследствии наркомом Николаем Ежовым, наверное, и не скажешь…

В первые годы Советской власти милиция действовала относительно самостоятельно, а затем приказом Объединенного государственного политического управления (ОГПУ) от 30 декабря 1930 года в его составе была создана на правах управления Главная инспекция милиции и уголовного розыска. На нее возлагались задачи оперативного руководства деятельностью и инспектирования работы милиции и уголовного розыска, назначение и смещение их руководящего состава. Уже тогда не являлось секретом, что методы борьбы с уголовным миром, преступлениями по должности (так именовали коррупцию чиновников и хищения социалистической собственности) и охраны правопорядка во многом отличаются от собственно чекистской практики. Руководство ОГПУ справедливо полагало, что полностью «чекизировать» милицию нельзя, так как она является проводником советских законов и мероприятий, а милиционеры «должны представлять собой нечто среднее между чекистом и гражданским населением». Постановлением ЦИК и СНК СССР от 27 декабря 1932 года в составе ОГПУ было организовано Главное Управление рабоче-крестьянской милиции, в которое и были переданы всей функции и весь личный состав Главной инспекции милиции и уголовного розыска. С этого момента милиция стала «рабоче-крестьянской» не только по сути, но и формально.

Несмотря на все проблемы и сложности, рабоче-крестьянская милиция с честью прошла и годы войны, и покончила с послевоенным разгулом преступности, и по всем статья переиграла карателей из воссозданной гитлеровцами на временно оккупированных советских территориях «вспомогательной полиции». Последняя, кстати, носила, как правило, мундиры немецкого образца – вермахта или частей СС – с шевронами, похожими по расцветке на те, что ныне украшают форму сотрудников МВД РФ.

И вот наименование решено привести в соответствие с цветовой гаммой знамен и шевронов, а главное – с характером деятельности самого ведомства. Вполне логично: форма должна соответствовать содержанию. Ничего общего, кроме названия и уставного обращения «товарищ», нынешние органы правопорядка с рабоче-крестьянской советской милицией не имеют. Служат интересам хозяев страны из числа новых собственников, разгоняют несогласных с ними, борются с врагами капиталистического строя. Это, конечно, в чистом виде наследники царской полиции, и отношение к ней у людей соответствующее. «Если вы возьмете аппарат полицейский любой капиталистической страны, то вы знаете, что это аппарат наиболее ненавистный среди широких масс населения, - заметил уже упомянутый выше большевик Ежов. - Это аппарат, который поставлен на службу очень ограниченной верхушки господствующей буржуазии. В ее интересах по подавлению всяких проявлений любого революционного движения внутри страны. Отсюда и ненависть рабочих, крестьян и интеллигентов к этому аппарату».

А вот к повышению эффективности ведомства, защите прав граждан и серьезным успехам в борьбе с криминальными авторитетами и уличной гопотой переименование правоохранительных органов вряд ли приведет. Так, очередная перемена декораций. В изрядно поднадоевшей всем второсортной пьесе под названием «Либеральные реформы в России».