Главное сегодня

17/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
01.08.10 23:30
| Просмотров: 155 |

Дождемся… роста цен

Владимир Соловейчик

Летняя жара, невиданные за долгие годы температуры сказываются не только на состоянии людей или ведут к сбоям в системе жизнеобеспечения крупных городов. Есть у них еще одна, не менее страшная сторона – засуха.

Если внимательно следить за публикациями в прессе и оценками экспертов, то можно придти к выводу, что уже погибло почти 10 миллионов гектаров зерновых культур. Это составляет пятую часть посевов. Под удар попали крупнейшие житницы страны. В прошлом году в России было собрано 97 миллионов тонн зерна, а «пороговым» потреблением его внутри страны принято считать 77 миллионов тонн. Прогнозы на урожай-2010 ничем порадовать не могут: представители Министерства сельского хозяйства и продовольствия РФ говорят от 85 миллионах тонн, независимые от властей эксперты оценивают сбор всего лишь в 80 миллионов тонн, а то и менее. Предположения, что этой осенью нас ожидает существенный рост цен на продукты питания, выглядят вполне реалистичными.

Вызвано это растущими аппетитами «зернового лобби». Несмотря на засуху, крупнейшие производители зерна настаивают на вывозе из России на экспорт не менее 20 миллионов тонн. Подобный подход не нов. В царской России сотни тысяч крестьян и городских бедняков страдали от повального голода, в то время как помещики и правительственная бюрократия торговали хлебом, даже по ценам, заведомо ниже рыночных: лишь бы продать, лишь бы получить средства для покрытия своих долгов. На голодающих простолюдинов им было совершенно наплевать.

Сейчас страна еще живет запасами, собранными в 2009 году. Но рост цен на зерно уже заметен. По официальным данным, всего за одну лишь июльскую неделю цена тонны продовольственной пшеницы увеличилась в европейской части России в среднем на 240 рублей. Одновременно дорожает и кормовое зерно: за ту же неделю цены на него выросли на 235-275 рублей. Рынок оперативно реагирует на засуху и связанные с нею ожидания сокращения сбора зерновых культур.

Судя по всему, рост цен на зерно вызовет и общий рост цен на все продовольственные товары. Вслед за зерном повысятся цены на муку. А это, в свою очередь, вызовет удорожание макарон и кондитерских изделий. Рост цен на кормовое зерно с неизбежностью приведет к росту цен на мясо и молоко.

Сырьевая, по преимуществу, ориентация российской экономики и политический курс правящего класса на ускоренное включение нашей страны в международное капиталистическое разделение труда, ныне именуемое красивым словом «глобализация», не могли не привести к серьезному ухудшению обстановки на селе. Это проявляется в резком росте цен на горюче-смазочные материалы, удобрения, сельскохозяйственную технику и запчасти к ней, что ведет к разорению крестьянских хозяйств. И в том, что отрицательная динамика численности населения, свойственная всей стране в целом, на сельских территориях принимает еще более угрожающие размеры, особенно в сочетании со старением населения и миграцией наиболее трудоспособных его категорий, прежде всего молодежи, в города.

Неизменный курс властей на вступление России во Всемирную торговую организацию, выгодный крупным компаниям-экспортерам сырья и полуфабрикатов, резко ограничивает возможности субсидирования и иных форм государственной поддержки отечественных товаропроизводителей. И - как следствие - усиливает неконкурентоспособность российского сельского хозяйства по сравнению с крупными зарубежными производителями продовольствия. Они-то имеют огромные преимущества благодаря активной политике субсидирования своего сельского хозяйства властями США и стран Евросоюза.

Корни нынешних проблем известны. Либералы-рыночники еще в 1992 году сделали ставку на неограниченную торговлю землей, на переход земельных паев в руки стратегических «инвесторов», которые-де и будут развивать отечественное сельское хозяйство без масштабных бюджетных ассигнований. Банкротство большого числа бывших советских сельскохозяйственных предприятий вызвало быстрый рост личных подсобных хозяйств. Однако примитивные формы производства, отсутствие собственной техники, невозможность получать по льготной цене зерно из колхоза, разрушение базировавшейся на колхозной форме организации производства системы социально-культурного обслуживания на селе привели почти всех их к экономическому краху. Возобладало крупное капиталистическое производство, во многом напоминающие латиноамериканские латифундии. При этом значительная часть сельскохозяйственных земель была выведена, зачастую мошенническим путем, из хозяйственного оборота.

В то же время развитие крупных хозяйств в лице т.н. «агропромышленных холдингов» вызвало к жизни не только концентрацию производственных активов, в том числе земель, в руках новых собственников, но и усиление социальной дифференциации на селе. Начался процесс пролетаризации бывшего колхозного крестьянства. Он сопровождается переходом жителей села от пассивного неприятия капиталистической действительности, когда взрослое население в деревнях и поселках просто-напросто активно спивается, к новым формам классовой борьбы. По такому сценарию уже несколько лет развивается ситуация в городах, в профсоюзных организациях крупных предприятий.

А значит, впереди новый всплеск социального противостояния. Недовольство ростом цен вызовет не просто «кухонные разговоры», но и полномасштабные акции протеста. Впереди – «горячая осень».