Главное сегодня

23/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
15.07.10 09:00
| Просмотров: 258 |

Шпиономания и актуальное искусство с вувузелами

Андрей Рудалев

Шпион Сутягин отсидел в архангельской колонии 11 лет, организаторы выставки «Запретное искусство - 2006» предсказуемо отделались легким показным испугом. Штраф – это мелочи жизни, зато какие информационные дивиденды раскрылись товарищам!.. Пиар-компания Ерофеева и Самодурова - отсылка ко временам Хрущева и построение пантеона новомученников с головами Микки Мауса. Ради этого можно немного и пострадать...

Не знаю, кто из них кого, по классической формуле, разбудил, но связь здесь для меня очевидна.

Про Сутягина вспомнили весной, когда ему отказали в помиловании. В нарушение режима имел мобильный телефон, передавал письма через другого заключенного, что-то еще по мелочи. Оказалось, не зря отказали, приберегли для хорошего дела....

Что мы знаем про Сутягина? Собственно мало что, кроме обвинения и приговора за шпионаж. Находились ли данные, которые передавал в открытом доступе или нет? А если были, то, что за умник нашелся, готовый заплатить за эту «куклу» зелеными купюрами? А если облапошил, ввел в заблуждение наивных интуристов – то это уже мошенничество. Значит, в Англию переправили, чтобы там разобраться с ним по всей строгости их островных законов.

Но все это гадательно, особая разновидность интеллектуальной игры, в которой возможны различные варианты решения загадки. И каждый вариант вкусовой, на любителя, ведь игра предельно толерантна: любая прихоть за ваше мнение. Единственно, о чем можно говорить наверняка: нечто из разряда «бытие определяет сознание» – в 90-е были предпосылки к совершению подобного подвига, а также приговор и 11 лет архангельской колонии. Все остальное – интерпретации и в этих герменевтических изысканиях можно далеко уйти, вплоть до вторжения в сферу художественного.

В связи с обвинительным приговором в разжигании ненависти и вражды по религиозным признакам в отношении героев культурного фронта заговорили о русской инквизиции, средневековой тирании. Но, по сути, если отнестись к вопросу буквально: «дело Ерофеева-Самодурова» яйца выеденного не стоит. Едва ли эту публику стоило уголовно преследовать, достаточно было ограничиться публичной поркой. Люди срежиссировали свой спектакль, на который клюнула государственная машина, и плевок с той выставки еще раз рикошетом полетел в сторону церкви.

Первое на что напирали борцы за актуальное искусство – наступление Православия на культуру, второе – тяжелая и грубая длань госмашины и третье – современное искусство непонятое, преследуемое и катакомбное. Трехчасный перформанс посредством ловкой системы подмен сработал. Реальные или мнимые военные секреты переданы по назначению.

Собственно, едва ли кто-то утверждает, что предмет этого истеричного информационного повода – искусство. Хотя искусство сейчас – это умение выдать пустоту, дырку в стене за таковое. Искусство – набор голосов, ряд мнений, инсценировка вокруг и совершенно без разницы, что в центре и каков смысл всего.

При этом многим хочется режиссировать, но управлять узким кругом актерской труппы – тоскливо. Поэтому искусство в массы и управления массами - только так! Весь мир – театр. Причем, этот лозунг не аллегория, он буквально воспринятый.

Ерофеев-Самодуров – это та гадательная игра и экзегетические изыскания, которые можно до бесконечности развивать в отношении дела Сутягина. Это постановка игры, ее актуализация, развертывание в пространстве и с нарочитым искривлением последнего.

Сама выставка – ничто, суд также не является чем-то выдающимся, задействованные лица-исполнители – здесь вообще воздержимся от комментариев... Но все это вместе, плюс информационные декорации сделали свое дело и очертили пустоту осязаемыми контурами.

В итоге мы получаем практически приватизированное понятие «современное искусство» и четкий ассоциативный ряд: «современное искусство» – это вам к Ерофееву и Самодурову, у них патент, у них все права.

Здесь маргинальное и лубочное, любопытное лишь любителям колоды карт с порнокартинками, через деланный протест и стоны о притеснении, через досужие рассуждения и треп, легитизируется и получает практически официальный статус искусства.

Произведение искусства – это часто общественный договор считать таковым то или иное явление. Здесь этот договор был буквально навязан, причем с определением «современный». И никуда не денешься... В этой инсценировке были задействованы все и работали на единый режиссерский замысел. Единственно возможный метод борьбы – это создать вокруг ситуации единородную ей субстанцию, то есть пустоту, но этого не произошло. Слишком много было жужжащих вувузел.

Здесь вспомнился хороший роман петербуржца Сергея Носова «Грачи улетели», в котором проводилась мысль о том, что в России актуальное искусство реализуется через саму жизнь - это собственно ее новейшая история. Такой вот гигантский иллюзион, в котором мы все живем...

Вот и получается, что у нас страна имитаций. Вроде бы шпионы, те, которых из Штатов выперли, а с другой стороны достаточно латентные. Шпионских функций не выполняли, да и возможности такой не предвиделось из-за отсутствия доступа к информации. Шпион и предатель Родины за 25 тысяч долларов Сутягин, а с другой стороны без вины пострадавший ученый, агнец и узник совести. Хотя присутствие совести в ситуации под большим вопросом. Прометеи современного искусства Ерофеев и Самодуров – банально совершили подлость, которую едва ли стоит измерять критериями Уголовного Кодекса, но из них, как из Сутягина совесть, вытягивают искусство. Искусство диссидентское, противостоящее тоталитарной быдлократии.

У нас сейчас не привыкли называть вещи своими именами. Общество движется на пути к толерантности. Не шпион, а политзаключенный. Даже если шпион, то в любом случае – узник совести. В конце концов, действия по сбыту военных секретов английской разведке можно рассматривать как протест против системы... Почему нет?.. Выдворяют из страны, как когда-то диссидентов – скоро это знамя можно взять на безбедное вооружение, проводя аналогии перед вечноживым тоталитаризмом в России. Любопытный перформанс, вся разница в том, как все это преподнести.

Забавные персонажи, которых столь настырно затаскивают в пантеон наших героев... Но при этом осознаешь, что место им скорее в Кунсткамере. По крайней мере, очень бы не хотелось, чтобы мир стал не только театром, но и этой самой камерой...