Главное сегодня

24/10/2017 ВСЕ НОВОСТИ
05.04.16 04:45
| Просмотров: 641 |

О сверхпотребности человека

Павел Смоляк

Постельные сцены с участием лидера оппозиционной партии «ПАРНАС» Михаила Касьянова, показанные по НТВ в День дурака, вновь открыли заплесневевшие дебаты о праве политика на линчую жизнь.

Бывший премьер-министр России Михаил Касьянов и его подруга Наталья попали в некрасивую историю. Сам по себе «фильм» на телеканале НТВ, который не первый год смакует разной степени свежести белье оппозиции, никаких сенсаций не принес, только выставил в неприглядном виде одного из лидеров России начала нулевых.

«Голый» компромат в нашей стране имеет свою длинную историю. В конце девяностых, когда свобода слова цвела на всех федеральных телеканалах, в эфире «РТР» в новостной передаче показали «человека, похожего на генерального прокурора России», развлекающегося в компании проституток.

Генпрокурор Юрий Скуратов, никак не желавший покидать свою должность, за него, между прочим, горой стоял Совет Федерации, состоящий в те годы из губернаторов и глав региональных парламентов, правдивость ролика не признал, но должность, однако, вскоре покинул. А руководитель «РТР» Михаил Швыдкой через какое-то время был назначен министром культуры.

Сам по себе «голый» компромат не может нанести вред, если, конечно, главные герои ролика не экспериментируют в лучших традициях трилогии «50 оттенков серого» или еще чего страшнее. Секс присутствует в жизни 99,9% населяющих планету Земля людей, и где здесь «компромат»?

Другое дело, когда мужчина, известный на публике как крепкий семьянин, вдруг оказывается в непристойном видео с любовницей. Впрочем, это тоже не дело публики, мало ли что у каждого происходит в семье. Некрасиво – но судьи кто?

Критики оппозиции с некоторым сожалением попытались объяснить Михаилу Касьянову и заодно всем вовлеченным в общественную деятельность господам, дескать, политик должен привыкнуть, что живет в стеклянном доме и вся его жизнь напоказ.

Тезис очень красивый. Сам Михаил Михайлович, помню, предупреждал соратников, что оппозиционным политикам нужно быть внимательнее в бизнесе: что прощается обычному ларечнику, всегда используется против оппозиционера. Хотя личная жить здесь с какого бока?

До недавнего времени я был в числе сторонников «стеклянный стен». Повторял: мне нечего скрывать, я не совершаю никаких преступлений, можете за мной следить, прослушивать телефонные разговоры и читать электронные письма, ежели я, по мнению специальных служб, представляю опасность.

Вразумил меня, более того, заставил с другой стороны посмотреть на необходимость тайны личной жизни бывший министр ФРГ (1978-1982) Герхарт Баум. «Приватность, - писал он в книге, изданной по-русски в 2015 году, - это сверхпотребность человека, которую следовало бы защищать даже в том случае, если бы подавляющее большинство от нее отказалось».

Позволю еще одну цитату Баума: «Удивительно всеобщее равнодушие к тому, что государство шаг за шагом расширяет доступ к личным данным ни в чем не повинных людей».

Мы привыкли, правильно замечает Баум, громко говорить по мобильному телефону в общественных местах, оставлять о себе максимум информации в социальных сетях и «лишь немного заботятся об информационных следах».

«Личная информация, - третья цитата из немца, - всегда остается таковой даже там, где приватность вроде бы не так уж и важна».

Отказавшись самостоятельно от права на защиту персональных данных, российский гражданин, возможно, несознательно начинает требовать аналогичного от мало-мальски известного человека, будь это политический деятель вроде лидера партии Михаила Касьянова или королей шоу-бизнеса – Алла Пугачева и ее муж Максим Галкин. Издержки публичной профессии – любимое объяснение папарацци, охотящиеся за пикантными снимками звезд.

Артист или политик, как и мы все, имеют право на личную жизнь и личное жилище, которое, по определению немецкого суда (российские суды настолько глубоко стараются не думать), «последнее убежище человека, средство сохранение человеческого достоинства. Здесь необходима не только полная защита собственно помещений, но и полная защита поведения человека в этих помещениях, поскольку последнее является формой раскрытия личности в сфере частной жизни».

«В бедной нашей стране надо беречь людей – не правда ли? Побережемте» - писал Максим Горький в письме Александру Яблоновскому. Побережемте и мы, дорогие друзья, нашу и чужую приватность, вслед за ней поддержим Михаила Касьянова, потому что «других писателей» у нас пока нет, а власть меняться должна. 

Обсуждение

Ваше имя
Введите код simple_captcha.jpg