Главное сегодня

26/05/2017 ВСЕ НОВОСТИ
02.11.15 13:05
| Просмотров: 284 |

Муниципальный участковый

Дмитрий Курдесов

Несколько недель назад Санкт-Петербург потрясла гибель пятимесячного мальчика. Незадолго до смерти его и мать, которая находилась на территории России незаконно, разлучили сотрудники ФМС. Окончательные выводы о причине смерти мальчика еще не сделаны, но очевидно, трагедии можно было избежать.

В нашем движении «За безопасность» этим летом появилась идея о поправках в Уголовный кодекс. Мы предложили ввести новый состав преступления «сокрытие беременности». В сентябре я подробно описал смысл и необходимость появление в уголовном законодательстве подобной статьи.

Вот и время доказывает, что наша инициатива требует скорейшего обсуждения и принятия. Пятимесячный мальчик из семьи мигрантов, предположу, умер от заболевания, которое он унаследовал от матери. Из прессы известно, что мать ребенка, 21-летняя девушка, во время беременности болела гепатитом и, бог знает, еще какими болезнями.

Смерть ребенка после рейда ФМС – роковое стечение обстоятельств. Обращу внимание, мальчик умер в больнице, а не в отделе полиции, как полагают многие комментаторы в социальных сетях, кто краем уха слышал о трагедии, но не вникал в суть произошедшего.

Наша законодательная инициатива, напомню, не просто предусматривала ответственность за сокрытие беременности. Мы разработали целый комплекс контроля как самой беременности, так и жизни и здоровья женщины после родов и, естественно, появившегося на свет ребенка.

Страх уголовной ответственности, лишь боязнь оказаться в тюрьме приводит инфантильных девушек в чувства. Вряд ли 21-летняя мама погибшего мальчика, если бы наши поправки вступили в юридическую силу, спокойно пряталась от ФМС. Она давно сама «сдалась» или бежала на родину, потому что в Петербурге за ней бы «охотился» не миграционный инспектор, а уголовный розыск и органы опеки и попечительства.

Разумеется, не в полномочиях муниципальных органов заниматься розыском или выслеживанием матерей, которые халатно относятся к родительским обязанностям. Как правило, органы опеки неспешно реагируют на сигналы и плохо занимаются профилактикой. Часто рубят с плеча, бросаются из крайности в крайность: или отбирают ребенка, или оставляют дитя на верную гибель.

Органы опеки в нынешнем состоянии не соответствуют духу времени. Настало время полностью изжить советскую традицию, когда бедами детьми и проблемами семьи занимаются обычные делопроизводители, ознакомившиеся за пару минут с Семейным кодексом. Часто специалисты в «опеке» не имеют ни юридического, ни психологического, ни педагогического образования. Обычные муниципальные бюрократы, в большинстве своем делающие вид, чем по-настоящему работают и помогают чужому горю.

«Опека» нуждается в реформе, вплоть до ликвидации отделов в муниципалитетах. На их месте должен появиться аппарат муниципальных участковых – юристы и психологи, теоретики и практики в одном лице. Самый простой аналог для понимания – мировые судьи, которые занимаются разрешением семейных споров.

Пятый год в нашем городе успешно функционирует институт уполномоченного по правам ребенка в Петербурге. К большому сожалению, детский омбудсмен ограничен в правах и больше связующее звено между детьми, их родителями и государственной машиной. Омбудсмен может «подсветить» тему, написать гневное письмо в исполнительный орган власти, но оперативная работа вне полномочий омбудсмена, уполномоченный – теоретик, а город кровь из носу нуждается в умных оперативниках (практиках на земле).

Полицейские не должны заниматься бытовыми и семейными проблемами граждан. Их дело – профилактика, предотвращение и раскрытие преступлений. Полицейский должен ловить убийцы, мошенников и гангстеров, а не разбираться в коммунальных конфликтах: кто у кого без спросу съел ложку борща или поставил табуретку на «чужую» территорию.

Самое время начать широкое обсуждение института муниципальных участковых. Необходимо разгрузить районных и региональные власти от местечковых вопросов и при этом не добавлять практически никаких новых прав и обязанностей (это часто означает больше денег) органам муниципального самоуправления. Петербургские муниципалитеты, при условии, что местные начальники не воруют, могут обеспечить жителей подведомственной территории самым необходимым – безопасностью.

Муниципальный участковый и пару специалистов, составляющие аппарат (отдел), прежде всего, должны заниматься профилактикой бытовых конфликтов, тесно взаимодействовать с женскими консультациями, загсами, детскими садами и школами, бороться с домашним насилием.

Муниципальный участковый или просто участковый – гражданский муниципальный служащий, наделенный правами составления административных протоколов и силового привода (если потребуется, при помощи специальных сил МВД), быстро избавит полицию от необходимости выезжать на «пустые» вызовы и вникать в семейные неурядицы.

Муниципальный участковый, несмотря на изначально «силовой» характер своей деятельности, должен стать для всех семей муниципалитета семейным психологом. Среди приоритетов будущих участковых – борьба с детскими самоубийствами – Россия здесь в лидерах.

И в заключении скажу, если представить на минутку, что институт муниципальных участковых заработал, то мама с погибшим пятимесячном мальчиком сегодня, скорее всего, продолжала растить сына у себя на родине, а Петербург не испачкался в очередной грязи с противным каждому петербуржцу националистическим душком.
 

Обсуждение

Ваше имя
Введите код simple_captcha.jpg