Главное сегодня

20/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
09.07.10 14:20
| Просмотров: 176 |

Дети Айтматова

Лера Грант

Все началось с дивана. Мне его подарили, но при условии самовывоза. И так мне понадобились грузчики. За стеной, какой день подряд у соседа шли ремонтные работы. Я знала – помимо новой квартиры в историческом центре Москвы у него есть грузчики. У такого человека не может не быть грузчиков!

Требовательно, мстя за последние несколько недель сверления и бурения, я позвонила в соседскую дверь. Мужчина с усиками и белоснежной майке стоял, обернувшись по пояс полиэтиленовой пленкой. В квартире царил хаос.

- Здравствуйте, грузчики есть у вас?

- Ооо, дорогая моя! Дорогая моя, - с интонацией Велюрова заговорил сосед, - грузчики есть! Да не у меня. У меня наши дворники местные.

- Дорогие? Почем? Где искать их? – пытала я соседа.

- Киргизы ж дворники у нас! Конечно дорогие. Живут в подвале, в нашем доме прямо. Ты им в дверь туда железную постучи. Но дорогие… Дорогая моя, очень дорогие грузчики эти киргизские дворники. Содрали с меня за вынос ванны по 2000 рублей. Каждый! А стройматериалы на моей же машине за 5 тысяч рублей перевезли…

Я вышла из дома и направилась к фруктовому ларьку. Заведует ларьком Олга. Она мягкий знак не говорит, потому что Олга ее зовут только в России. Я подумала, что женщина хозяйка фруктового ларька знает грузчиков. Не может не знать.

- Дай свой телефон. Позвоню тебе. Дам тебе грузчиков. Сколько, - тут Олга сделала жест пальцами рук, словно солила суп, - денег даешь?

- По 500 рублей на брата, - говорю я.

- Позвоню тебе.

Пока в кругах приближенных к фруктовому ларьку решался мой вопрос с сильными мужчинами не за дорого, я отправилась на работу, где меня попросили сходить в Центр киргизского языка и культуры. Там я познакомилась с Женишгул Байтерековой, кандидатом филологических наук и руководителем центра. Помимо прочего Женишгул оказалась красавицей (вероятно, поэтому по старинной традиции еще на 2 курсе института ее похитил нелюбимый человек, чтобы жениться на Женишгул, но она отказывала на протяжении 5 часов и доказывала, что замуж не пойдет – ее отпустили).

Мы поговорили о том, как возник центр в самом главном лингвистическом ВУЗе страны МГЛУ, поговорили о том, что за студенты изучают киргизский язык (выяснилось, что язык учат как второй язык русские студенты). Женишгул рассказала, как со студентами она ездила в Киргизию, как она любит родной Бишкек и как с ней заключали контракт на работу в России.

Потом она показала разные национальные игры – в одной игре было много зернышек от фруктов, разного цвета и размера. Другая - напоминала шахматы.

- Я не буду спрашивать про ситуацию в Киргизии, - начала издалека я.

- По ситуации я могу сказать только как филолог. Юг Киргизии говорит на диалекте. Это уже не язык Айтматова.

- Из-за узбеков? - спросила я.

- Из-за влияния другой культуры, - дипломатично ответила моя собеседница и посмотрела на стену своего кабинета. Там висел, кажется вытканный, гобелен с портретом Чингиза Торекуловича Айтматова.

Мы записали интервью, и я вышла из запутанных коридоров МГЛУ на Остоженку.

Через десять минут мне позвонила Олга.

- Стоят, - говорит она, - прямо сейчас у моего магазина три киргиза. Хорошие грузчики. Ты им каждому по тысяче рублей должна будешь!

Я повесила трубку. И заказала грузчиков по 780 рублей в транспортной компании. Приехали узбеки в фирменных комбинезонах и с платежкой, в которой была указана точная стоимость услуг. Чек прилагался. Друзья увидели в моем дне с киргизами и вечере с узбеками политическую компенсацию. Сама же себя я увидела заложницей «другой культуры».

На диване оставили царапину, но я не стала спорить, взгромоздившись на новую мебель, я поставила диск от Женишгул и стала смотреть DVD со «Дня культуры Киргизии в Москве».