Главное сегодня

08/08/2020 ВСЕ НОВОСТИ
16.05.14 15:50
| Просмотров: 517 |

Их идеология

Павел Смоляк

Глава Комитета по молодежной политике Александр Пархоменко вышел на Девятое мая с портретом Иосифа Сталина в руках. Чиновник бывшего лидера СССР уважает и извиняться перед миллионом жертв советского палача не собирается. Портрет душителя вынести на Невский проспект попросили ветераны, а их воля – закон, объяснил 50-летний Пархоменко.

С Комитетом по молодежной политике нынешнему губернатору Петербурга не везло с первого дня назначения. Кадров у Георгия Сергеевича не хватает, доверять чужим генерал не умеет, поэтому раз за разом Полтавченко впадает в крайности и высокую должность занимает какой-нибудь экстравагантный паренек или старичок.

Вот, например, Никита Александров. Буквально мальчик. Вчера вуз окончил и сразу на большую должность. Со служебным кабинетом в бывшей коммунальной квартире и автомобилем с водителем, естественно. Никита, которого за глаза называли не иначе как «нашист», долго на рабочем месте не продержался. Ушел в армию, чтобы на личном примере доказать, мол, не так страшен армейский черт.

Злые языки поговаривают, что бывший молодой чиновник как работал, так и служил – понарошку. Друзья и знакомые Александрова наперебой делились, кто и где гонял чаи с бывшим начальником. Сам Никита все отрицает, и, вернувшись из военной части, «отслужив» годик, дал пространное интервью главной газете Петербурга.

Высшее образование, опыт руководства комитетом Смольного в армейской службе не помогло. Вернулся Никита на гражданку в звании рядового. Шесть раз был на стрельбище, еще были какие-то теоретические занятия, но Никита ничего не упомнил, лишь помнит, что каждый вечер смотрели всем армейским братством программу «Время».

Никиту Александрова на должности сменил крепкий 50-летний «казак» Александр Пархоменко. Человек в Петербурге неизвестный и из возраста молодежи давно вырос. Не удивительно. Это ноу-хау Георгий Полтавченко: назначать знакомых людей на работу в те отрасли, в которых они ничего не понимают и, наверное, уже никогда не поймут и только все попортят. Разрушать действующей петербургской власти нравиться больше, чем созидать. Факт.

Долгожданный скандал. В день Победы во время парада ветеранов на Невском проспекте глава Комитета по молодежной политике Пархоменко с настоящей мужской улыбкой на лице шел впереди колонны, неся в руках парадный портрет генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталин.

Конечно, банальность, но я скажу. В любой европейской стране господин Пархоменко потерял свою должность уже 10 мая, если не 9 мая вечером и никогда бы больше не вернулся на государственную службу. Правда, любопытный пример на эту тему есть в России. В Санкт-Петербурге, давно, когда в городе пыталась укорениться демократия, а городом руководил человек с истинно европейским мышлением и ценностями.

За сильную любовь к Иосифу Сталину и его сторонникам в памятно-кровавом октябре 1993 года молниеносно должность главы Комитета по культуре потеряла Елена Драпеко. Дело в том, что Елена Григорьевна, почувствовав новый запах московской революции, и ее скорой вероятной победы, позволила себе публично сделать ряд громких заявлений в Петербурге (считайте, пронесла портрет Сталина по Невскому проспекту). Реакция мэра Анатолия Собчака, который, между прочим, находился за пределами города, последовала незамедлительно. Коммунистку Драпеко, прослужившую в Смольной два года, через час после «патриотической» речи в Союзе театральных деятелей выкинули из чиновничьего кресла. И, по свидетельствам очевидцев, «выкинули» - совсем не фигура речи.

Эту историю, наверное, сегодня помнит только Драпеко и, быть может, бывший вице-губернатор Владимир Петрович Яковлев, которому пришлось принимать дела у любимой актрисы.

В России за последние двадцать три года существования демократии родилась, но стараниями вороватой и глупой знати затухла политическая культура. Политики, которые клеймили позорное прошлое, всосали все лучшее из советской бюрократии, в том числе не отвечать за свои поступки и поступки членов своей семьи, зная, что номенклатурный клан прикроет. Жизнь удалась!

К слову сказать, совсем недавно с полок российских книжных магазинов москвичи и петербуржцы смели роман «Ужин» великолепного Германа Коха. Сюжет (книги) в России точно невозможный.

Лидер оппозиционной партии, будущий, по всем опросам, премьер-министр Голландии принимает приглашение брата и приходит на ужин. Двум парам предстоит нелегкий разговор об их детях, которые подожгли бездомную женщину в кабинке банкомата. Женщины – жены братьев в унисон предлагают историю забыть, ведь не пойман – не вор, однако будущий премьер не в силах смириться с поступком сына (о хулинастве так никто и не узнал) и на следующий день объявляет об отказе за борьбу кресла главы страны.

«Ужин» в России стал бестселлером. У меня где-то у сердца теплится надежда, что книгу прочитают не только любители хорошей прозы, но чиновники, политики. Потому что в нормальном мире, в цивилизованной стране любой человек, согласившийся представлять народ, говорить от его имени, понимает, насколько тяжелую ношу взвалил на свои плечи. Став чиновником или заняв высокий выборный пост, новорожденный представитель элиты сразу становится эталоном поведения, выразителем государственной воли.

Поэтому когда Александр Пархоменко вышел с портретом Сталина, он продемонстрировал не свои личные убеждения, он сигнализировал народу: мы помним, мы гордимся, мы готовы убивать. Мы так с Полтавченко не договаривались.