Главное сегодня

18/06/2019 ВСЕ НОВОСТИ
08.10.13 16:30
| Просмотров: 276 |

Редакторы прошлого

Аркадий Чаплыгин

Прошлое эластично. Оно подобно пластилину, из которого можно слепить любую фигуру. Мертвые не окажут сопротивления. Формируешь удобный образ прошлого – и экстраполируешь его тенденции в настоящее и будущее, убеждая окружающих в исторической обоснованности и даже неизбежности собственных идей и действий. Именно поэтому все властители мира придавали огромное значение пропаганде правильного прошлого и борьбе с неправильным. 

Египетские фараоны и римские императоры своими предками называли богов, легитимируя собственные притязания на власть. Русские придворные историки по понятным причинам представляли взятие Олегом Вещим Киева созданием, а не захватом восточнославянского государства. Борис Годунов прилагал титанические усилия, убеждая общественность в непричастности к убийству царевича Дмитрия. Противники Годунова, напротив, стремились доказать либо организаторскую роль Годунова, либо отсутствие факта убийства – в зависимости от целей, которых стремились достичь.

Чудом выживший властитель или престолонаследник – это общая тема многих мистификаций. Коммунисты, придя к власти, жестоко расправлялись с критиками формационной теории развития общества. Оно и понятно: не будь этой теории, строительство коммунизма представлялось бы не исторической закономерностью, а сумасбродным экспериментом.

В наши дни за распространение книги Александра Литвиненко и Юрия Фельштинского «ФСБ взрывает Россию» и снятого по ней фильма можно поиметь хороших проблем – причём на вполне законных основаниях, а все потому, что информация, доносимая до зрителя и читателя, убедительно рисует образ циничного убийцы в должности действующего главы государства. Во все эпохи в любой части Земного шара люди создавали прошлое, чтобы управлять настоящим. Знает это и Егор Просвирнин, «цивилизованный националист» (так о нем отзываются в оппозиционных кругах люди, далекие от национализма).

Просвирнин опубликовал на «Спутнике и Погроме» свое видение истории России. Знакомство с текстом не оставляет сомнений: автор уверенно владеет материалом, но дает его дозировано, часто – подгоняя факты под политическую цель. Почему, к примеру, Просвирнин придерживается норманнской теории образования Руси? Ответ прост: «она формирует мощный фундамент для европейской идентичности России, раз и навсегда закрывая вопросы о «евразийстве». Понятно, автор формирует прошлое для управления настоящим. Создание мифологем – естественный процесс, но зачем же так откровенно?..

Просвирнин просит читателя видеть историю России не только черно-белой. Но его взгляд в прошлое пропитан этатизмом настолько, что, кажется, Просвирнин не слышит самого себя. Все явления, направленные на соблюдение интересов государства и государствообразующей нации, рассматриваются автором как позитивные, даже если сопровождаются геноцидом и массовым истреблением людей. Возьмём Александра Невского. Который, согласно Просвирнину, «должен превозноситься как один из столпов беспощадной и коварной русской дипломатической школы». Огнем и мечом прошёлся Невский по Твери, пытавшейся сбросить монгольское иго. Сотни тверитян были убиты. Однако Александр рисуется героем. Иван Грозный истребил новгородцев без какой-либо причины, и только смелое поведение юродивого Николая Салоса, высмеявшего, как гласит предание, кровожадность Грозного на глазах царского двора, спасло от той же участи Псков. Но для Просвирнина этот тиран скорее положительный герой, нежели отрицательный. Реки крови можно простить, если убийца формирует единое централизованное государство. В этом и заключается принципиальная ошибка «цивилизованного националиста», берущая начало в непонимании сущности, функции и задач государства.

Централизованное государство, да и любое государство, не самоцель, а лишь инструмент в руках людей. Инструмент, функция которого – защищать граждан от агрессии. Притчу про братьев, ломавших веник на смертном одре отца, помните? Государству проще выполнять охранительную функцию, чем отдельным корпорациям. Но для защиты сограждан не обязательно захватывать все земли вокруг! Крошечный Израиль, успешно противостоящий огромному арабскому миру, лучшее тому доказательство. А сосуществование нескольких русскоязычных государств – совсем не зло, а очень даже благо. У меня самого есть друзья и знакомые, как приехавшие в поисках лучшей доли из Украины (во многом русскоязычной), так и эмигрировавшие в (на?) Украину. Адаптироваться русскому к украинским условиям жизни проще, чем к немецким или американским. И наличие возможности эмиграции в страну со схожим языком и менталитетом – это же прекрасно! Если вы со мной не согласны, значит, вы согласны с тем, что Канада должна быть поделена между Штатами и Францией, сами Штаты должны воссоединиться с Британией, а для Австрии лучше, если её захватит Германия. И не важно, сколько людей погибнет – вы поддержите американских, французских, британских и германских оккупантов. А это уже какая-то патологическая жестокость.

Кстати, про Украину. Для Просвирнина Киев и сейчас – русский город, мать городов русских. Как будто не было в отечественной истории Андрея Боголюбского, вырезавшего в 1169 году Киев, и Мстислава Изяславовича, основателя династии королей Галицкой Руси. А ведь в их противоборстве и кроется причина антагонизма русских и западных украинцев. Государство Боголюбского прошло через этап феодальной раздробленности и монгольского ига и превратилось в Россию. Государство Мстислава через две сотни лет независимости влилось в польско-литовскую державу, испытало сильнейшее влияние католичества (Брестская уния), и только после этого, сформировав в своих недрах украинский этнос, вошло в Запорожской своей частью в Россию («отблагодарившую» за это малороссов Пратулинским расстрелом – уничтожением украинцев только за то, что они перешли из православия в католичество). Развитие государствообразующих наций России и Украины шло разными путями. И говорить об общности истории и культуры не приходится. Понятный язык, понятные традиции, понятный стиль жизни и поведения – это есть. Но на этих условиях говорить о «претензиях на большую часть Восточной Европы», «воссоединении древнеславянских земель» (а именно так ставит вопрос наш «цивилизованный националист») – всё равно, что ратовать за раздел Канады и оккупацию Австрии. Ни к чему, кроме бесполезного кровопролития, геополитические идеи Просвирнина не приведут.

Просвирнин – не ребенок. Должен помнить, как националисты всех степеней радикальности в середине 90-х ратовали за подавление дудаевского мятежа в Чечне. На Кавказ были брошены войска. Горы трупов с обеих сторон. Выжженная земля. Но – победа была достигнута. (На самом деле, никакой победы не было. Просто путинские и кадыровские договорились, что первые платят дань из российского бюджета и не вмешиваются во внутренние дела республики, а вторые изображают верноподданность. Но господствующая мифологема – другая, нежели истинное положение вещей). И что теперь? Сходите на любой Русский марш. Какие требования звучат? Выселить кавказцев на Кавказ, закрыть границы… Оставим в покое риторические вопросы о том, был ли смысл воевать в Чечне. Но история должна ведь чему-то учить…

Действительно, в некоторых местах Просвирнину откровенно изменяет память. Он восхищается королями-философами и императрицами-драматургами, идеализирует просвещённый абсолютизм, называя его «несомненным благом для России, открывшим путь к дальнейшей европеизации нашего общества». Допустим, это так. Забудем, что, императрица-драматург убила мужа и столь неблагородным способом взошла на трон. Но ведь про пугачевщину надо помнить! Крупнейшая в истории России крестьянская война чем спровоцирована? Усилением закрепощения крестьян с одновременным дарованием Петром III права дворянству на освобождение от службы. В дальнейшем, уже после пугачевских волнений, привилегии дворянства были расширены Екатериной II. Поставьте себя на место крестьянина времён просвещённого абсолютизма. Раньше вы служили дворянину, а он, рискуя жизнью, нёс тяготы и лишения ратной службы. А теперь за что ему служить? Людей публично унизили, довели до скотского состояния. Но правитель, сделавший так, Просвирнину милее давших людям свободу Горбачёва и Ельцина (тоже, конечно, мифологема, но более или менее соответствующая действительности).

В сухом остатке мы имеем политический идеал «цивилизованного националиста»: война с Украиной (с немалыми жертвами, можно догадаться) и тоталитаризм внутри страны. И это – наиболее умеренный представитель национал-патриотического движения, не Тесак и не Бондарик. Страшно становится, когда такие люди думают о России.