Главное сегодня

24/06/2019 ВСЕ НОВОСТИ
20.05.13 16:45
| Просмотров: 773 |

Навальный – это Ельцин сегодня

Аркадий Чаплыгин

Последние два года одним из ярчайших поставщиков жареного материала журналистскому сообществу стал простой московский адвокат Алексей Навальный. Феноменальный взлет популярности блоггера объясняется прежде всего разоблачениями нечистых на руку чиновников и близких к Кремлю бизнесменов.

В условиях традиционной русской нелюбви к бюрократам и богачам то, чем занимается Алексей, при грамотном подходе неизбежно приводит к увеличению политического капитала. Но Навальный – не просто очередной популярный политик. Я вижу, как на наших глазах рождается новый национальный лидер, новый Вождь. Я вижу, как Навальный повторяет путь Бориса Ельцина – и как превращается в Ельцина конца 80-х – начала 90-х годов – смелого, азартного, целеустремленного.

Сходство между Ельциным времен восхождения и нынешним Навальным прослеживается практически в каждой детали.

Система. Как тогда, так и сейчас, вокруг нас – закрытое информационное пространство. В телевизоре рапортуют о надоях и выплавке чугуна и стали, осуждают загнивающий Запад и повторяют ритуальные заклинания. Точки зрения, отличной от официальной, в телевизоре нет. Тогда – самиздат, сейчас – интернет говорят голосом улиц.

Общество. Тогда – звериная ненависть к зажравшимся государевым слугам, бессильная злоба, порождённая безнаказанностью Лигачева и Соломенцева по «хлопковому делу», Рыжкова по «делу «АНТ», вражда демократов с коммунистами, жажда перемен. Сейчас – та же звериная ненависть, то же всеобщее пожелание скорейшей посадки волшебнику Чурову, вороватым чиновникам Минобороны, монаху-олигарху Гундяеву и оставшейся безнаказанной убийце-единорроске Шавенковой, та же вражда современного аналога демократов – «болотных», с современным аналогом коммунистов – «озерными», та же жажда перемен.

Герой. Оба – и Ельцин, и Навальный – основным посылом своих выступлений сделали дебюрократизацию и разоблачение чиновников, преступивших закон. Оба близки к народу: Ельцин ходил по магазинам и ездил в трамвае, Навальный приходит в суды поддержать политзаключенных и открыто, не стесняясь заинтересованных взглядов, передвигается по Москве. Оба подвергались очернению в провластных СМИ. Обоих исключали из системной партии за инакомыслие: Ельцина, правда, только из руководства вышибли, а Навального – вообще. Оба – красивые и статные, в каждом движении – воля, в каждом слове – сила. Оба – кумиры тех, кого принято называть простыми людьми. Как в 90-м инженеры и учителя, таксисты и кооператоры носили на лацкане значок с портретом Ельцина или ставили его портрет на рабочее место, так и сейчас мои некогда совершенно аполитичные одноклассники и друзья детства в едином порыве подписались на страничку Навального «ВКонтакте», дружно делают перепосты и лайкают.

Апостолы героя. Они – люди разных политических взглядов, разных жизненных позиций. Они – протестный электорат. Ельцин был симпатичен и либералам, которым он дал рыночную экономику, и консерваторам, для которых возродил Церковь в форме, как однажды верно подметил Ключевский, рясофорного отделения государственной охраны, и сепаратисты, которым было обещано свободы столько, сколько смогут унести, и националисты, для которых – война в Чечне. Конечно, потакая всем, Ельцин стал ненавидимым всеми. Но это – потом, а сначала – два президентских срока и успешно проведённая операция «Преемник». Навальный идет тем же путем. В программе – демократизация, частная собственность как основа экономики, свобода слова – то, с чем не согласится разве что последний маргинал. Поэтому Навальный – один из самых популярных политиков и среди националистов (чтобы убедиться в этом, достаточно почитать паблики русских националистов в соцсетях), и среди их антиподов – ЛГБТ-активистов (партия Навального – в числе лидеров опроса на ru_antidogma в «Живом журнале»).

Отличие – одно. Во времена славы Ельцина революция была возможна. У людей не было собственности, единственная ценность – свобода, за которую люди готовы были сражаться, ибо оказаться на зоне в несвободной стране было почти равносильно проживанию вне зоны. Теперь, когда у многих – собственный бизнес, почти у каждого – приватизированная квартира, машина, дача, нам есть что терять. И для того, чтобы выйти на улицу, нужна смелость. Но по тому, как «хомячки» заполняют площади городов, можно судить о том, что вся кремлевская кодла уже конкретно достала, что уже нет мочи терпеть. И чем больше лжи в зомбоящике, чем больше запретов и ограничений, тем злее «хомячок».

Чем все кончится? Если Алексей выживет (в буквальном смысле этого слова – пример Юшенкова, Политковской и Березовского зрим и очевиден) в борьбе с системой, то по мере дряхления системы (точнее – Альфа-самца, ее олицетворяющего и персонализирующего) он окажется на вершине власти. А дальше – по-ельцински: путь ошибок и противоречий, обожания, а чаще – ненависти. Но главное, что принесет с собой Навальный – это свобода. Свобода как исторический шанс и как ответственность перед потомками. И как этот исторический шанс будет реализован, будет зависеть не от Навального, а от нас. И тут уже важно не ошибиться, не променять снова свободу на колбасу. И, будем надеяться, мы сделаем правильный выбор.