Главное сегодня

25/09/2020 ВСЕ НОВОСТИ
07.05.12 09:30
| Просмотров: 645 |

Имитация

Владимир Соловейчик

Давеча побывал я на одном из весьма многочисленных в нашем городе локальных, то есть оплаченных муниципальными деньгами, праздников в честь очередной годовщины великой Победы над гитлеровцами и их доморощенными пособниками.

Хорошо, что люди приходят на подобные мероприятия. Ибо, приходя ради зрелища и бесплатного концерта, составленного из песен военных лет, слушатели вольно или невольно приобщаются к памяти о великом подвиге советского народа, благодаря которому все мы ныне живем на свете. Скверно, что на всех подобных мероприятиях лежит неизбывное клеймо казенщины, с оправданным подозрением на банальное освоение выделенных бюджетных средств. Еще более скверно, когда оформление идет в цветовой гамме, точь-в-точь повторяющей расцветку шевронов и иной атрибутики воевавшей вместе с Гитлером и на его стороне «Русской освободительной армии» предателя Власова. Как будто проигравшие 9 мая 1945 года украли праздник у настоящих победителей и их наследников и теперь старательно имитируют радость и восторг. Правда, искренности ни на грош, вот и получается у них поэтому «очень не очень»…

Похоже, что «имитация» становится ключевым понятием в современной российской политике, привычным атрибутом общественной жизни, который уже даже давно никого не удивляет и мало кого раздражает. Кроме отдельных маргиналов, радикалов и резонеров. Такое впечатление, что вся элита РФ играет заранее отведенные роли – у каждого свои, в полном соответствии со сценарием, написанным явно не самими актерами, подвизающимися на отечественной политической сцене – и не очень по данному поводу напрягается, вполне себе довольна ролью пародистов, имитаторов. Первый президент воспринимается как имитация крепкого, еще в полной мужской силе, консерватора, профессионального охранителя со столыпинской фразеологией и хорошими европейскими связями. Второй президент воспринимается как имитация нервного умеренного реформатора из бывших советских доцентов, либерала-западника новой волны, для убедительности переписывающегося с подчиненными в Твиттере и пьющего по-свойски разные не очень крепко алкогольные напитки с самим Бараком Обамой. Третий президент воспринимается как имитация социал-демократа из числа раскаявшихся партийных аппаратчиков, как эдакий «еврокоммунист» для бедных и не знающих иностранных языков интеллигентов. Понятно, что ни за одним из них не стоит ровно ничего в плане идей, выстраданных всем опытом прошлой жизни политических воззрений, твердых убеждений. Ровно ничего, кроме выстроенной административной машины у первого и Нобелевской премии у третьего. Второму не дано даже этого…

Само собой разумеется, что живем мы в век средств массовой информации. В элите тот, кто стал медийным лицом. А чтобы стать медийным лицом в современной России, надо не столько быть тем, кем ты являешься на самом деле, или – на худой конец – тем, за кого ты себя выдаешь, а всего лишь убедительно и в минимальной степени правдоподобно исполнять роль того, кем хочешь казаться, разумеется, исходя из общего сценария. Впрочем, последнее характерно не только для отечественной политики. Кто-то играет роль политика, кто-то оригинального мыслителя, кто-то толкового и расторопного чиновника, кто-то дельного администратора («эффективного менеджера», если перевести на современный лад). Кто-то органичен в роли популярного актера и умелого кинорежиссера - и тут нет равных Никите Михалкову, тем более что был он когда-то постановщиком отменных кинолент и до сих пор хорош в ролях, особенно характерных, эпизодических. Кто-то представляется писателем, будучи, по большому счету, банальным графоманом, кочующим с одного светского приема на другой, кто-то - правозащитником, являя на деле во весь рост типаж натурального грантососа. Кто-то старается выглядеть патриотом, громкой демагогией маскируя свою любовь к дорогим мотоциклам и шикарной жизни где-нибудь в Брюсселе, кто-то – духовным отцом нации, совмещая разговоры о «защите народной нравственности и традиционных ценностей» с неприкрытой любовью к деньгам и постоянной склонностью к нежным взглядам в сторону своего молодого помощника…

И, разумеется, вся эта публика лютой ненавистью платит тем, кто не похож на нее, – в прошлом и в настоящем. Тем, на фоне которых социальная значимость нынешней российской элиты, стремительно приближается к нулевой отметке. Тем, кто, в отличие от нынешних «сливок общества», был настоящим, подлинным. Тем, кто остается таким до сих пор.