Главное сегодня

16/10/2019 ВСЕ НОВОСТИ
04.01.12 15:05
| Просмотров: 426 |

Вешатель

Владимир Соловейчик

В последние годы власть, всерьез озабоченная поисками своих исторических корней, уже перебрала множество вариантов. Тут тебе и возведенный в ранг православного святого Николай Кровавый со всем своим семейством, но, увы, без Григория Распутина, тут тебе и победители гетмана Ходкевича четырехсотлетней давности, но без их бескорыстной любви к Отечеству, тут тебе и Петр I, но без его дубинки для зарвавшихся казнокрадов, тут тебе и маршал Жуков, но без Верховного главнокомандующего… В общем, креативные ребята в Кремле остановились-таки на фигуре Петра Столыпина.

Несколько месяцев назад с помпой отметили столетие гибели председателя Совета министров и министра внутренних дел Российской империи от руки эсеровского террориста, выпустили памятные медали. Сам нынешний премьер собирал с членов правительства «добровольные взносы» на строительство памятника тому, кого он считает великим реформатором, а народная память упорно ассоциирует со «столыпинскими галстуками» (для повешенных) и «столыпинскими вагонами» (для отправленных на каторгу). Впереди – уже намеченные помпезные празднества в честь стопятидесятилетия со дня рождения.

«Политическая биография Столыпина есть точное отра¬жение и выражение условий жизни царской монархии. Столыпин не мог поступить иначе, чем он поступал, при том положении, в котором оказалась при революции монархия. Помещик и предводитель дворянства становится гу¬бернатором в 1902 г., при Плеве, — «прославляет» себя в глазах царя и его черносотенной камарильи зверской расправой над крестьянами, истязаниями их (в Сара¬товской губернии), — организует черносотенные шайки и погромы в 1905 г. (Балашевский погром), — стано¬вится министром внутренних дел в 1906 г. и председа-телем Совета министров со времени разгона первой Государственной думы. Такова, в самых кратких чер¬тах, политическая биография Столыпина. И эта био¬графия главы контрреволюционного правительства есть в то же время биография того класса, который проделал нашу контрреволюцию и у которого Столыпин был не более, как уполномоченным или приказчиком. Этот класс — русское благородное дворянство, с первым дворянином и крупнейшим помещиком Николаем Рома¬новым во главе». Эта цитата из статьи Владимира Ильича Ленина, написанной после ухода Столыпина с политической сцены, дает исчерпывающую характеристику классового содержания всей деятельности нынешнего путинского кумира.

Но есть один момент, о котором стоит сказать особо. Это – статистика осужденных за «преступления против государя», пропаганду, забастовки, то есть за оппозиционную деятельность, вте пять лет, в которые этот, говоря ленинскими словами, «обер-вешатель» возглавлял правительство и полицейские органы самодержавного государства.

 

Год

Мировые, окружные суды, судебные палаты

Военные суды (армейские и флотские)

Рассмотрено дел по «преступлениям против государя»

Осуждено человек

Осуждено человек

Из них к смертной казни

1906

18 020

59 303

33 267

257

1907

21 086

72 898

42 714

1 376

1908

14 913

81 127

45 198

647

1909

9 652

82 387

38 281

629

1910

6 426

88 478

33 784

167

1911

5 680

92 981

33 871

113

 

Цифры и факты – упрямая вещь. То, что об этом сейчас молчат правительственные чиновники, официозные идеологи и примкнувшие к ним либеральные публицисты лишний раз доказывает, насколько всей этой публике неудобна историческая истина. Хотя такого рода действия Петра Аркадьевича были вполне закономерны, исходя из сословных интересов его класса: «Объективные условия были таковы, что борьба крестьян с помещичьим землевладением неизбежно ставила вопрос о жизни или смерти нашей помещичьей монархии. Царизму пришлось вести борьбу не па живот, а на смерть, при¬шлось искать иных средств защиты, кроме совершенно обессилевшей бюрократии и ослабленной военными поражениями и внутренним распадом армии. Един¬ственное, что оставалось царской монархии в таком положении, была организация черносотенных элемен¬тов населения и устройство погромов...»

«Погромщик Столыпин подготовил себя к министерской должности именно так, как только и могли готовиться царские губернаторы: истязанием крестьян, устрой¬ством погромов, умением прикрывать эту азиатскую «практику» — лоском и фразой, позой и жестами, под¬деланными под «европейские»»… Ничего и никого не напоминает из нынешней российской элиты? Очень похоже на завсегдатаев «встреч без галстуков» в формате G8 или ораторов на давосских форумах, вернувшихся домой вносящих репрессивные законопроекты и публично оправдывающих полицейский произвол. Впрочем, мы сейчас, сто лет спустя, прекрасно знаем, что «Столыпин пытался в ста¬рые мехи влить новое вино, старое самодержавие переделать в буржуазную монархию, и крах столыпинской политики есть крах царизма на этом последнем, послед¬нем мыслимом для царизма пути». Точно такой же конец ждет и нынешних продолжателей дела Столыпина.