Главное сегодня

18/06/2019 ВСЕ НОВОСТИ
04.11.11 02:10
| Просмотров: 302 |

Дела семейные

Валерий Федотов

Я человек советский. Был рожден в СССР, там же вырос, поэтому от некоторых максим в голове избавляюсь до сих пор. Например, от понимания семьи как «ячейки общества».

В Советском Союзе (ранние ленинские годы не берем – там творился ад) мы четко знали, что семья – это некий базовый элемент социума. И нужна она именно для общества и во имя общества. На практике, если поднять архивные документы уже хрущевской поры, образ семьи был жестко фиксирован в пропаганде, и семьи реальные обязаны были этому образу соответствовать как внешне и внутренне.

Жить не в доме, а в квартире. Отец семейства – не бизнесмен, а инженер, мастер цеха или простой рабочий. Дети ходят в детский сад, потом в школу, техникум или вуз. Мать ведет хозяйство по рекомендованным книгам в соответствии с требованиями советской гигиены (никогда такие издания в руки не попадали? Чудное чтение, когда понимаешь, что это не твоя реальность). В общем, картинка типичного американского пуританства made in USSR.

Понятно, что семья при помощи государства должна была производить типичного советского человека. Тоже этакого пролетария-пуританина. Но уже в поздние советские годы с пуританством капитально не заладилось. Отовсюду поползла так называемая «амораловка». Почему? Версий выдвигается великое множество. Неоправданные ожидания бесконечного строительства коммунизма. Безбожие. Исключительно «публичная нравственность» пуританства, когда нельзя, но в узком кругу можно.

Семья – институт очень шаткий. Особенно в материалистической парадигме ценностей. Потому что семья – это ответственность, это постоянная жизнь с другим человеком под одной крышей, это разграничение прав, обязанностей и личного пространства. Это дети, в конце концов. А дети – это траты денег, нервов, здоровья (повторю, что мы говорим о материалистической парадигме). В общем, если у семьи нет некоей высшей, извините за пафос, сакральной цели, то семья, как институт, становится чем-то убыточным и лишним.

В Советском Союзе за публичный отказ от семейной жизни можно было схлопотать общественное порицание, чреватое вполне себе материальными проблемами. Ну, помните, все эти «товарищеские суды» и т.д. Потому семья, как ячейка общества, как минимум, в позднем СССР существовала хотя бы на «пинковой тяге».

Потом СССР закончился. И институт советской семьи закончился вместе с государством. Про то, что с семьями творилось в девяностые, я думаю, подробно излагать не нужно. Большинство видело эту катастрофу лично, а то и прочувствовало на собственном горьком опыте. А вот дальше начинаются очень интересные вещи. Новое Российское государство вдруг осознало, что население сокращается.

И тогда в газетах появились аргументы, что так нам и надо ибо нечего плодить нищету. Ибо дети – это ад кромешный, кухонное рабство, и постоянная нехватка денег. А в телевизоре стали много говорить радетели семейственности (вот интересно, у них свои-то дети есть?) и рассказывать, как это прекрасно, легко и приятно с двумя детьми и материнским капиталом жить полной грудью. Понятным образом, ни одна из этих картинок не соответствует действительности. Хотя материнский капитал – это все равно неплохо, и гораздо лучше, чем раньше, когда его не было.

Мне кажется, что вместо попыток родить истину в споре и билбордов с социальной рекламой государству просто нужно рассказать своему населению, зачем ему «плодиться и размножаться». Притом так, чтобы народ понял, что государство в данном случае говорит правду и не имеет никакого скрытого корыстного умысла. Ну и дальше развивать социальную политику в отношении молодых и многодетных семей. Ибо люди в условиях коммуналок практически не размножаются. Даже в историческом центре города и в условиях темных питерских ночей.