Главное сегодня

24/10/2020 ВСЕ НОВОСТИ
31.10.11 13:50
| Просмотров: 190 |

Ложный божок «польского Октября»

Владимир Соловейчик

В общественном сознании современной России имеют хождение многочисленные мифы и легенды, связанные с выгодной власть и деньги имущим интерпретацией многих событий отечественной истории. Точно по той же схеме трактуются либеральными и охранительными публицистами и явления из жизни зарубежных государств, наших соседей. Свое место среди подобных «сказок» занимает легенда о «польском Октябре 1956 года» - триумфальном возвращении к власти Владислава Гомулки.

Несмотря на некруглый, казалось бы, характер даты, те, кто словом и делом боролся против народной Польши, с удовольствием вспоминают эти дни. Один из ведущих идеологов антисоциалистических сил Адам Михник в свое время сообщил стране и миру, что "все мы - дети октября 1956 года, когда к власти вернулся Владислав Гомулка, а все последующие события берут свое начало в тогдашнем антитоталитарном порыве". Кем же был Владислав Гомулка, чем он прославился, будучи у власти?

Компартия Польши была распущена в 1938 году по решению исполкома Коминтерна, впоследствии пересмотренному. Однако оставались польские коммунисты, не изменившие своим взглядам и принципам. Начиная с 28 декабря 1941 года, в оккупированную нацистами Варшаву были сброшены на парашютах Марцелий Новотко, Павел Финдер и другие товарищи, образовавшие 5 января 1942 года нелегальную Польскую рабочую партию (ППР), генеральным секретарем которой стал Новотко. После его гибели от рук провокатора партию возглавил Финдер, в свою очередь, арестованный в 1943 году и казненный гестапо. Была временно потеряна радиосвязь с Москвой, восстановленная лишь с прибытием в Польшу в конце 1943 года Болеслава Берута. Но на этот момент руководство ППР уже взял в свои руки Владислав Гомулка, бывший до войны мелким партийным и профсоюзным функционером. Гомулка ничем особым не проявил себя ни в 1939-41 годах в советском Львове, ни во время фашистской оккупации этого города (гестапо не заинтересовалось им, видимо, в силу полной политической незначительности), ни позднее, когда Гомулка переехал в Варшаву.

После освобождения страны Гомулка сохранил должность Генерального секретаря ЦК ППР, получив также правительственные посты вице-премьера и министра по делам присоединенных западных территорий. Уже тогда в его речах и делах начали проявляться националистические мотивы. Гомулка оказался единственным из руководителей компартий, высказавшимся против создания в 1947 году Коминформа. Выступая 3 июля 1948 года на пленуме ЦК ППР, он призвал коммунистов «повиниться за непоследовательность в отстаивании польской государственности в межвоенный период». Особо же «коммунист» Гомулка озаботился «актуальной» для пережившей гитлеровскую оккупацию страны темой: «Я считаю необходимым не только прекратить дальнейший процентный рост евреев как в государственном, так и партийном аппарате, но также постепенно уменьшать этот процент, особенно в высших звеньях этого аппарата. Опираясь на опыт, вынесенный из периода, когда я выполнял функции Генерального секретаря партии, я не мог сделать даже самого маленького шага в этом направлении, чтобы не натолкнуться на всякого рода явные или замаскированные действия, рассчитанные на «конец» моей деятельности в партии». И впрямь, сложно было коммунистам-интернационалистам работать под началом махрового черносотенца, а ему ими руководить и вовсе оказалось непосильно…

После острой внутрипартийной дискуссии 3 сентября 1948 году Гомулка был выведен из Политбюро и потерял пост Генерального секретаря ЦК ППР. Пытаясь сохранить свое положение, он 14 декабря того же года отправил Сталину донос на своих товарищей по партии, обвиняя ЦК в порочной «персональной политике», жалуясь на обиды, разумея под ними откровенную, в рамках Устава ППР, критику его действий. Полагая найти понимание у Сталина, Гомулка жестоко просчитался. Ответа он не получил, точнее - получил, но совсем не в той форме, на которую рассчитывал. Уже в январе 1949 года он утратил свои должности в правительстве ПНР, а 11 ноября 1949 года был исключен из ЦК, затем и из партии, которая после объединения в декабре 1948 года с социалистами стала называться Польской объединенной рабочей (ПОРП).

Лишь события 1956 года – шок от доклада Хрущева на XX съезде КПСС, смерть Берута и последовавшие за ней длительные бурные дискуссии, плавно переросшие к лету 1956 года в общественно-политический кризис, контрреволюционный вооруженный мятеж в Познани – в сочетании с лозунгом Хрущева о том, что «руководить Польшей должны поляки», реанимировали Гомулку. Антисоциалистические силы, сделавшие «патриота» Гомулку своим знаменем и фактически приведшие его к власти, не просчитались. Уже на следующий год им была начата чистка партруководства и госорганов от коммунистов-интернационалистов, достигшая своего апогея в ходе антисемитской кампании 1968 года, ход которой критически пересмотрело политбюро ЦК ПОРП в марте 1988 года. В 1959 году гомулковцы фактически свернули коллективизацию на селе, в 1966 году состоялось «историческое примирение» с католической церковью.

Владислав Гомулка за четырнадцать лет своего единоличного правления так и не сумел решить ни одной острой социально-экономической проблемы, стоявшей перед польским обществом. Поэтому совсем не удивительно, что точку в его политической карьере поставил рабочий класс. После забастовок на Побережье в декабре 1970 года кумир «польского Октября», оказавшийся в глазах польских рабочих «ложным божком», был снят с постов первого секретаря и члена Политбюро ЦК ПОРП, а в феврале 1971 года исключен и из состава ЦК. На этот раз - окончательно и бесповоротно.