Главное сегодня

24/10/2020 ВСЕ НОВОСТИ
24.10.11 12:10
| Просмотров: 533 |

Игра любви и смерти

Владимир Соловейчик

Недавний юбилей Шодерло де Лакло, автора первого, по оценке известного историка литературы Роже Вайяна, французского реалистического романа «Опасные связи» в уходящем уже октябре остался практически незаметен. Несмотря на всемирную славу, множество переизданий и экранизаций, огромную популярность, в том числе и у наших читателей.

Жизнь этого творца единственного шедевра заслуживает отдельного разговора. Бедный и скромный артиллерийский офицер, ставший в сорок с небольшим лет совершенно неожиданно для себя героем громкой любовной истории, а затем и автором скандального романа. Революционер и узник революционной тюрьмы, генерал армии Бонапарта, могила которого через двенадцать лет после кончины будет разорена временно победившими мракобесами. Создатель теории «полого ядра», произведшей переворот в артиллерийском деле и давший неоспоримое преимущество армии республиканской Франции, и автор современной – с разделением на четные и нечетные стороны – нумерации домов вдоль улиц и проспектов. Но еще интереснее анализ психологии, мотивов и поведения героев Шодерло де Лакло.

Манера изложения, избранная в этом повествовании, для своего времени была весьма характерна. Роман в письмах, как тонко подметил Андре Моруа, «это немного искусственная форма. Жизнь, в сущности, проходит в разговорах, в делах. Но письма могут о них рассказать и обрисовать их. Они позволяют автору проявить проницательность. Есть в письме то, что оно хочет сказать, и то, о чем оно умалчивает. Письмо все выдает и разоблачает. Лакло очень гордился тем разнообразием стилей, которым он наделил своих персонажей. Все выдержано в чудесном, чисто французском стиле XVIII века».

Все многочисленные персонажи романа тесно связаны друг с другом – кто прошлыми отношениями, кто настоящими – и причудливой фантазией автора переплетены в самых замысловатых и многоплановых интригах, своеобразной игре любви и смерти, ведущей их всех к незатейливому и печальному финалу. Это именно игра – почти никто из них не думает о чувстве, о страсти, о нежности и привязанности к партнеру. Исключительно о честолюбии, тщеславии, стремлении заставить иных играть по своим правилам, о технологии совращения. В этой игре нет места любящему сердцу, а тот, чье сердце, как в случае Вальмона, в конце концов, подает свой голос, неизбежно проигрывает. Как говорить, как действовать, чтобы женщина уступила? Как подчинить себе мужчину, сделав это так, чтобы внешне все выглядело совершенно невинно? Похоже, все герои «Опасных связей» живут по принципу, откровенно описанному Дени Дидро: «В трибуналах, на собраниях, повсюду, где хотят властвовать над умами, притворно изображают то гнев, то страх, то жалость, чтобы заразить слушателей различными чувствами. То, чего не может сделать подлинная страсть, выполнит страсть, хорошо разыгранная». Читая роман, складывается впечатление, что мы присутствуем в штабе военной кампании, где разрабатывают план наступательной операции, определяют стратегию и тактику – и чем сильнее любовный «противник», тем слаще победителю его падение. «Мне мало обладать ею, я хочу, чтобы она мне отдалась», - говорит Вальмон, и в этой короткой фразе заключена вся его житейская философия.

Гораздо бесчеловечнее и опаснее Вальмона маркиза де Мертей. «Малейший жест, выражение лица, голос — все контролируется ею. У нее всегда есть оружие против любовников. Она всегда их может погубить. «Я умела заранее, предвидя разрыв, заглушить насмешкой или клеветой доверие к этим опасным для меня мужчинам, которое они могли приобрести»… Развращать мужчин и женщин, ставить их в трагическое или смешное положение — в этом счастье мадам де Мертей». Тут не о страсти уже следует говорить, не о чувстве, а исключительно о возмездии мужчинам как таковым, отмщении за утраченное по их вине нежное, доброе начало, жестокости в сочетании с непомерным тщеславием.

«Применять логику к тому, что должна диктовать интуиция; симулировать страсть, когда ее не испытываешь; хладнокровно изучать слабости других, чтобы овладеть ими, — вот игра, которую ведут де Мертей и Вальмон» (Моруа). Когда «сила желаний, безошибочность расчетов, проницательный ум» и отменная воля направлены исключительно на сексуальные цели, рано или поздно неизбежны их постепенная деградация. Когда любовные победы рассматриваются исключительно как «дело чести» и проявление особой, мстительной власти над окружающими, неизбежно торжество зла. Оно в итоге и торжествует. Именно об этом говорит финал «Опасных связей».

Действие романа Шодерло де Лакло происходит примерно за двадцать лет до Великой Французской буржуазной революции. Живи его герои чуть позже, когда политика и война дали выход энергии талантливых и одаренных людей, тяготившихся рутиной и сословной несправедливостью отживающего феодального общества, возможно, мы бы увидели их в совсем ином качестве. И виконт де Вальмон, бездушный «коллекционер разбитых женских сердец и утраченных репутаций», выйдя за рамки «праздного светского общества», вполне мог бы стать обвинителем революционного трибунала где-нибудь в Эксе или Гренобле. Или генералом армии Бонапарта, под гром барабанов зачитывающим с балкона бывшего королевского дворца в Мадриде или Неаполе текст «Декларации прав человека и гражданина» и декрет об упразднении священной инквизиции. Или с поражающим собравшихся вокруг гильотины мужеством и открытой улыбкой смело взойти на эшафот вместе со своими соратниками по «Заговору равных». Но чтобы персонажи «Открытых связей» сбросили тогу «охотников за удовольствиями» и стали нормальными людьми, необходимо одно условие: революция. Пока ее нет, неизбежно продолжается игра любви и смерти с заведомо трагическим для всех участников итогом.