Главное сегодня

16/10/2019 ВСЕ НОВОСТИ
04.07.11 04:35
| Просмотров: 494 |

Дени Дидро, или Философия наслаждения

Владимир Соловейчик

28 июня 1751 года вышел из печати первый том знаменитой «Энциклопедии или толкового словаря наук, искусств и ремесел». Его редакционный коллектив – лучшие умы Франции, возглавляемые Дени Дидро – вошли в историю благодаря этому изданию в качестве «энциклопедистов». Ровно 260 лет спустя члены «республики философов» оказались объектом критики со стороны патриарха Московского и Всея Руси. Совпадение знаковое, отнюдь не случайное.

Выступая 28 июня с проповедью в Успенском соборе Московского Кремля, патриарх Кирилл (Гундяев) много говорил о «греховности людской», данной-де каждому из нас от рождения. Г-н Гундяев со всей серьезностью возвестил стране и миру, что «помраченная грехом природа человека существует. Грех совершает каждый человек, и каждое последующее поколение людей этот грех усугубляет… Мы знаем, что существует наследственный механизм, что человек передает последующим поколениям свою природу, в том числе… и греховные склонности, и буйства страстей…»

Впрочем, основной пафос речений г-на Гундяева свелся отнюдь не к банальному обличению стремления людей самим определять свою судьбу, самим устраивать свою личную и общественную жизнь, распоряжаться собой по собственному усмотрению, но к атаке на тех, кто дает этому естественному человеческому порыву идейное и политическое обоснование: «В новейшее время в философии, которая стала господствующей, фактор греха полностью исключается, его нет, о нем не говорят. В начале всей этой философии лежало заблуждение некоторых философов, которые утверждали, что человек рождается и приходит в этот мир чистым…» Утверждали это первыми открыто и во всеуслышание со страниц «Энциклопедии» как раз французские философы-просветители, например, Дидро: «Я совершенно искренне убежден, что в момент своего рождения человек не получает ни сознания, ни мышления, ни идей». Стать объектом патриаршей критики для сына ножовщика из Лангра не впервой: «Когда Дидро говорил о том, что человек рождается светлым и святым, он имел в виду чисто физическое рождение человека, но он упускал из вида наследственную передачу греха. Греховность присутствует в природе человека…»

Понятно, что для г-на Гундяева гуманистическая мысль Века Просвещения нелюбезна сама по себе. Ведь вольтерьянцы «религиозные ограничения связывали с таким понятием, как тирания». Еще более их воззрения ненавистны патриарху как обоснование Великой французской буржуазной революции, ибо через нее эти идеи «перешли и в Россию», к русским большевикам. Нет более противоречащего всей своей жизнью и всем своим творчеством понятию «христианского смирения и аскезы» человека, нежели Дени Дидро с его культом разума, человеческого счастья, с его философией наслаждения. Его трактовка морали, вне всякого сомнения, противоречит писаниям отцов церкви: "Мы получаем от природы лишь одинаковую с другими существами организацию, те же самые потребности, что и у других, стремление к тем же удовольствиям и боязнь тех же самых страданий: вот что делает человека тем, что он есть, и что должно быть основой его морали… чтобы обладать моралью, надо быть свободным, — да, надо иметь возможность выбирать, принимать решение сделать скорее так, нежели иначе…»

Живший в галантном веке, ставший благодаря своему уму и склонности к парадоксальному мышлению одним из самых популярных людей в Старом Свете, Дидро был, однако, далек от сугубо аристократических воззрений на чувственность. «Как правило, мужчину привлекает в женщине не стройность или полнота ее. Если он молод и нетерпелив, его привлекает доступность. Если же страсть обладания уже не обуревает его, то он непроизвольно пленяется представлением о некоторой добродетели, прообраз которой живет в его воображении и печать которой, как ему кажется, лежит на челе любимой им женщины».

При этом философ никоим образом не сводил радость полноты бытия к одномерным и банальным проявлениям. Весьма важное место в его концепции принадлежит понятию ума, точнее радости, получаемой в ходе мыслительной деятельности, интеллектуальной работы: «Что такое ум, его острота и проницательность, как не способность замечать в какой-нибудь вещи или нескольких вещах, на которые толпа смотрела уже сотни раз, свойства и отношения, которые никто не заметил?».

Светская и духовная власть боролись против рационализма Дидро, его веры в человека и в прогресс в развитии общества, его революционного темперамента. Не оставляют его в покое и два с лишним века после смерти. «Я знаю одно-единственное средство уничтожить культ, именно: возбудить презрение к его служителям за их пороки и убожество». Эту мысль Дидро г-н Гундяев, похоже, примеряет на самого себя и свое ближайшее окружение. И понимает в глубине души, что редактор «Энциклопедии» в очередной раз попал в цель…

Сам же труд жизни Дени Дидро вполне достоин следующей оценки: «Эта книга, написанная специально для всей нации – ибо все в ней ясно, все занятно, - покоряющая своим очарованием и неизменно рисующая женский пол кумиром ее автора, книга, представляющая собой, в сущности, речь в защиту низов против верхов и появившаяся в эпоху, когда все угнетенные сословия достаточно громко выражают свое недовольство, когда дух возмущения, как никогда в моде, а правительство ни чрезмерно любимо, ни слишком уважаемо…» Словно о дне сегодняшнем. Чем не показатель актуальности идей «Энциклопедии» и ее главного автора?