Главное сегодня

21/09/2019 ВСЕ НОВОСТИ
30.05.11 12:35
| Просмотров: 796 |

Государственная необходимость

Владимир Соловейчик

В романе Льва Толстого «Война и мир» в салоне Анны Павловны Шерер юный граф Пьер Безухов шокирует собеседников из числа великосветских хлыщей и французских дворян-эмигрантов: «Казнь герцога Энгиенского была государственная необходимость; и я именно вижу величие души в том, что Наполеон не побоялся принять на себя одного ответственность в этом поступке». Мысль, объясняющая причины расстрела по приговору военного суда сбежавшего от революции члена королевского семейства, применима не только к событиям 1804 года.

Семьдесят лет назад, в ощущении неминуемо приближающегося военного столкновения с нацистской Германией, советское руководство приняло решения об «очистке» от потенциальных изменников, открытых контрреволюционных элементов и иных врагов Советской власти западных, приграничных областей страны. Основания для опасений за судьбу тылов РККА и безопасность потенциальных прифронтовых территорий имели под собой все основания. Только в апреле 1941 года на западе Украины было зарегистрировано 69 случаев террористических актов и бандитских проявлений, из которых органами госбезопасности «было вскрыто всего 16. При этом было убито: 8 председателей сельсоветов, 7 председателей правлений колхозов, 3 комсомольских работника, 5 работников районного совпартаппарата, 1 учительница, 1 директор школы и 16 колхозников-активистов». Все эти действия совершили нелегалы-боевики из организации украинских националистов (ОУН).

Помимо действий ОУН продолжалась подпольная деятельность, в том числе и вооруженная, формирований, связанных с польским эмигрантским правительством, румынскими фашистами, буржуазных националистов в Прибалтике. Так, «1 апреля часть крестьян ближайших четырех сел Глыбокского района Черновицкой области направились в районный центр село Глыбокое с требованием отправить их в Румынию. Толпа насчитывала около одной тысячи человек, - сообщал в своем донесении секретарю ЦК ВКП (б) Сталину секретарь ЦК КП (б) Украины Хрущев. - В середине дня 1 апреля толпа вошла в село Глыбокое, подошла к зданию райотдела НКВД, некоторые несли кресты. На одном кресте была приклеена надпись: «Смотрите, братцы, это те кресты, которые покалечили красноармейцы»… Около 19 часов 1 апреля толпа в 500—600 человек в Глыбокском районе пыталась прорваться в Румынию. Пограничники открыли огонь. В результате, по предварительным данным, около 50 человек убито и ранено, остальные разбежались. За границу никто не прорвался». Факт массовых беспорядков и полная беспомощность местных властей вызвали вполне справедливый гнев товарища Сталина, ответившего Хрущеву крайне резко: «…из Вашего сообщения видно, что работа у Вас в приграничных районах идет из рук вон плохо, стрелять в людей, конечно, можно, но стрельба не главный метод нашей работы».

Совокупность изложенных выше фактов и вынудила принять 14 мая 1941 года постановление ЦК ВКП (б) и Совнаркома СССР «Об изъятии контрреволюционных организаций в западных областях УССР». «В связи с усилением активности контрреволюционной «организации украинских националистов (ОУН)» в западных областях УССР, выразившейся в вооруженных налетах оуновцев на сельсоветы, колхозы, убийствах сельских активистов, в целях решительного пресечения преступной деятельности оуновцев, нарушающих мирный труд колхозников западных областей УССР», было решено «продолжить изъятие участников контрреволюционных оуновских организаций».

В принятых вслед за этим аналогичных постановлениях «О мероприятиях по очистке от антисоветского, уголовного и социально опасного элемента» западных областей Белорусской ССР и Литовской ССР круг был более детализирован. Речь шла об аресте и высылке в Казахстан и Сибирь «активных членов контрреволюционных партий и участников антисоветских националистических белогвардейских организаций; бывших охранников, жандармов, руководящий состав бывших полицейских и тюремщиков; бывших крупных помещиков, фабрикантов и крупных чиновников бывшего государственного аппарата». В тот же перечень отнесли скомпрометировавших себя бывших офицеров национальных и белой армий, «уголовный элемент, продолжающий заниматься преступной деятельностью». Попутно предполагалось изъятие и высылка «лиц, прибывших из Германии в порядке репатриации, а также немцев, записавшихся на репатриацию в Германию и отказавшихся выехать, в отношении которых имеются материалы об их антисоветской деятельности и подозрительных связях с иноразведками; проституток, ранее зарегистрированных в бывших органах полиции и ныне продолжающих заниматься проституцией».

Осуществление этих мер буквально накануне вероломного нападения гитлеровской Германии на Советский Союз – а последний отчет об итогах «спецоперации» на имя Сталина был датирован 21 июня 1941 года – позволило спасти многие жизни красноармейцев и честных советских патриотов, внеся тем самым свой вклад в нашу конечную Победу. Вопреки нынешним стенаниям украинских и прибалтийских националистов и их российских «либеральных» союзников.