Главное сегодня

24/10/2020 ВСЕ НОВОСТИ
04.04.11 12:05
| Просмотров: 1009 |

Это моя страна

Владимир Соловейчик

На днях я оказался в числе «подписантов». Среди тех, более чем двух тысяч - пока что их немного – пользователей сети, которые, начиная с 29 марта, поставили на сайте подписи под обращением к нынешнему президенту РФ. Текст этот под названием «Мы требуем остановить развязывание гражданской войны в России!» является ответом граждан на предложения, выдвинутые Советом по развитию гражданского общества и правам человека при президенте РФ по учреждению общенациональной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении».

Разумеется, подобного обращения не было бы и в помине – у занятых и взрослых людей есть немало иных дел, нежели писать открытые письма «мистеру твиттеру», - если бы не упомянутый выше документ. Документ, который разработали и усиленно продвигают в общественное сознание «придворные» президентские либералы Михаил Федотов и Сергей Караганов, равно как и иные высокооплачиваемые «декоммунизаторы». Много чего там понаписано, но ключевыми пунктами этой программы являются «дебольшевизация» и «десоветизация» (то есть попытка доказать заведомо преступный характер любой попытки революционного преобразования российского общества и борьба с историей СССР), внушение нашим соотечественникам разного рода комплексов: комплекса «жертвы коммунистического тоталитаризма» и (или) «соучастника красного террора».

Именно поэтому я и поставил свою подпись под обращением, где прямо и открыто говорится, что «предложения Совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте России, озвученные Михаилом Федотовым и Сергеем Карагановым, по учреждению общенациональной программы «Об увековечении памяти жертв тоталитарного режима и о национальном примирении» нельзя расценить иначе, как действия, направленные на раскол общества и провокацию начала гражданской войны в России».

Проблема не в реабилитации подлинных коммунистов и честных советских патриотов, ставших жертвами злоупотреблений властью и преступлений со стороны Берия и подобных ему. Проблема не в сохранении их светлой памяти, не в назначении достойных пенсий тем из них, кто еще жив, и не в открытости или закрытости архивов. Данные меры, вне всякого сомнения, важны и необходимы, но, говоря об этом, г-н Федотов лукавит. Его, профессионального антикоммуниста со стажем, цель в ином. Как верно подметила президент Центра поддержки и развития общественных инициатив «Креативная дипломатия» Наталья Бурлинова, «наши правозащитники решили перечеркнуть весь советский период родной истории… авторы документа предлагают… преодолеть тоталитарное прошлое, которым, по их мнению, является вся история СССР. Под знаменем борьбы с тоталитаризмом предлагается уничтожить память о целой исторической эпохе, которая должна быть растоптана, предана, изгнана со страниц учебников. Это уже не борьба с памятью о Сталине — это борьба с Советским Союзом, борьба за новую трактовку истории, та самая фальсификация истории, ее пересмотр, которым так активно занимаются на Западе…»

Я большую часть своей жизни прожил в Советском Союзе. По-всякому бывало в те годы, но это была и есть моя страна. Страна, где я родился и вырос. Страна, которая дала мне возможность не просто получить высшее образование, но и учиться за границей. Страна, где культура и наука считались высшей ценностью, где самым почетным званием было звание «читателя», человека ради которого творили «властители дум». Страна, где всё утверждало простые истины: мир познаваем и изменяем к лучшему усилиями человеческих рук, прогресс не остановить, а разум всегда победит дикость, варварство и предрассудки, ибо, как сказал один великий писатель и философ, «уму подвластно всё».

Теперь, в мире, где царствует буржуазная мораль, это поставлено под сомнение, отвергнуто. Вместо человеческих чувств – деньги, деньги, еще раз деньги, и только они. Вместо радости творческого труда – общедоступная сивуха, «хоть до смерти упейся». Вместо научного знания – уроки закона божьего. Вместо умных книг – бездарные сериалы. Вместо моей страны – та, где правят бал крупные собственники, вороватые чиновники да обслуживающие их интересы федотовы и карагановы. Может ли человек, сохранивший совесть, чувство стыда и честь, с этим примириться? Очевидно, что нет.

Взыскующим же «покаяния в рамках национального примирения» либеральным правозащитникам отвечу кратко: «Мне не за что краснеть и не в чем каяться!» Я горжусь тем, что оба моих деда – и безмогильно сгинувший на Ленинградском фронте в апреле 1942 года Владимир Маркович, и уцелевший в годы войны Иван Андреевич – были коммунистами. Я горжусь тем, что мой прадед был большевиком, что все его сыновья пошли добровольцами в РККА бить белых – офицеров-дворян, до тех пор, пока не вобьют в родную землю последнего из них, по самые погоны. Я горжусь тем, что я присягал служить Советскому Союзу и трудовому народу и грех предательства, клятвопреступления путем принесения повторной присяги на себя не взял. И если свора либеральных правозащитников, добившись от господина в Кремле положительной реакции на свой трактат и вытекающих из него «правовых решений», развернет «охоту на ведьм», составляя новые проскрипционные списки, даю им ценный совет: обязательно включите меня! Не забудьте! Я – враг вам и вашему делу. Презираю вас всех вместе с вашими «модернизациями», «примирениями» и прочими «оздоровлениями». Компромисс с такими, как вы, исключен. Так же, как и в 1917-м. Так же, как и в 1941-м.