Главное сегодня

24/10/2020 ВСЕ НОВОСТИ
28.03.11 11:10
| Просмотров: 685 |

Мегапроекты и нанорезультаты

Владимир Соловейчик

Прошло три года с того дня, когда бывший куратор ныне совершенно позабытых «национальных проектов» Дмитрий Медведев был избран президентом Российской Федерации. Ныне эти проекты заброшены за ненадобностью и, как водится, не сбылись, не стали явью в силу своей сугубо виртуальной, чисто агитационной сущности. Да, похоже, и не должны были, ибо предназначались исключительно для предвыборной пропаганды. Сыграв свою роль, были сданы в архив.

Не стоило бы сейчас и вспоминать о том, если бы они, открывшие дорогу в главный кремлевский кабинет скромному петербургскому юристу, не стали символом всех трех лет его президентства. Не быть, а казаться, не исполнять, но обещать, не делать, а намекать – таков фирменный стиль нынешней российской власти. Не всей, разумеется, но той ее части, что с радостью подменила борьбу за открытость и прозрачность деятельности чиновников интернет-играми в «Твиттере». Той ее части, что с удовольствием предпочла структурной перестройке промышленности внедрение в обиход и без того небогатых граждан «энергоемких» электрических лампочек по несколько сот рублей за штуку. Той ее части, которая создание столь необходимой для выживания России в XXI веке «экономики знаний» имитирует суетой вокруг освоения бюджетных средств где-нибудь в Сколково.

Три года, конечно, срок небольшой. Но в то же время вполне достаточный, чтобы понять, впору ли руководящей голове условная «шапка Мономаха». Или не совсем. Или вовсе не по ней. Или – бывает ведь и такое – ее просто-напросто не на что одевать. За прошедшие три года с момента судьбоносного выбора, «дорогие россияне», казалось бы, крепко-накрепко выучили ставшее вдруг таким важным и родным слово «модернизация». С самыми разными прилагательными и эпитетами. С научными дискуссиями вокруг да около. С расчетами экономистов и прогнозами политологов. С религиозным обоснованием и партийным сопровождением. С неизменными Дворковичем в роли оракула «модернизации» и Юргенсом в виде пророка ее.

Это все, конечно, наличествует. А где сам осязаемый, реальный результат процесса? Каков он? Как выглядит? Что несет стране и каждому из ее граждан? Тишина… Молчит Юргенс, не дает ответа Дворкович, хмурится Медведев. Оно и понятно: хвастаться пока нечем.

«Мировой экономический кризис показал, что реальная промышленность России не имеет проектов развития в интересах развития народного хозяйства. Не удалось добиться выпуска в России конкурентоспособных материалов и продуктов, которые на первом этапе смогли бы сыграть роль в развитии внутреннего рынка, в импортозамещении. Если развит внутренний рынок, то из кризиса страны выходят с наименьшими потерями. Кризис раскрыл глаза на необходимость развития промышленных отраслей не сырьевого характера. Но государству так и не удалось сделать ни одного шага в этом направлении. Практически сегодня в России два вида бизнеса: добыча и продажа полезных ископаемых и закупка товаров у Европы или Китая для торговли в России». Это не какой-то там злокозненный оппозиционер сказал, не завзятый большевик, не профессиональный карбонарий, а вполне конструктивно настроенный по отношению к власти и собственникам эксперт – заместитель председателя исполкома Ассоциации «Большой Урал» Игорь Плахотин. С Игорем Сергеевичем трудно не согласиться.

Все беды российской экономики, отмеченные им, актуальны не только в Екатеринбурге, но и в Петербурге, Москве, Казани, Новосибирске, Ростове-на-Дону, и не только там. Повсеместно наблюдается одна и та же скорбная картина: «Стратегии развития есть, но все принятые документы не являются системными, не могут служить руководством к действию. Сегодня у нас регионы конкурируют между собой в привлечении инвестиций при отсутствии федерального плана развития государства, развития территории в целом».

Похоже, ключевая проблема провала нынешней «модернизации» ухвачена точно. Нет системности в осуществлении преобразований, что, в свою очередь, может иметь под собой лишь одну причину: отсутствие политической воли, слабость власти при реализации задуманного, недееспособность в качестве мотора изменений и их стратега первого лица, да и его ближайших советников тоже.

…Как известно из отечественной истории, еще до петровских реформ подобные им преобразования планировал завести в Московском царстве образованный и неглупый западник – князь Василий Васильевич Голицын, фаворит правительницы государства царевны Софьи. Планировать-то планировал, однако даже и подступить к ним не смог, ибо оказался слаб. Под каблуком у своей любовницы находился, стрельцов и воевод побаивался, перед патриархом трепетал. В итоге завершил дни свои в ссылке. А царь Петр построил наш город, победил шведов, создал флот и регулярные полки «европейского строя» и «огненного боя», ввел страну нашу в «квартет» великих держав. Воплотив тем самым неясные прекраснодушные мечтания «милого любезника» Васеньки Голицына, с опаской высказываемые им – чтоб бояре ближние не услыхали да патриарху не донесли – на смятой постели в душном софьином терему…

А пока, подводя итоги трехлетнего правления действующего главы государства, можно лишь вкратце отметить: мегапроекты есть. Вот только принесли они пока, вопреки ожиданиям, сугубо нанорезультаты.