Главное сегодня

22/07/2019 ВСЕ НОВОСТИ
08.03.11 16:05
| Просмотров: 178 |

Суфражистки, вперед!

Владимир Тучков

Столетию питерской женской демонстрации посвящается

Русского на полном скаку остановить невозможно. Как стартовал в субботу в разгар Масленицы, так и несется во весь опор до 8 марта включительно, не разбирая дороги, не реагируя на пролетающие мимо семафоры, энергично работая шатунами и обдавая чахлые придорожные деревца перегретым паром. И никакие увещевания РПЦ по поводу начала великого поста нам не указ. Поскольку особо красный день календаря должен быть отмечен на всю катушку даже в том случае, если шатаются стены и прогибаются стропила.

В общем, все повторилось, как и встарь. Розы-мимозы. Открытки бумажные и электронные – с виньетками, сердечками, пупсиками, барбиобразными куколками. Сопли-вопли нон-стопом на всех телеканалах. Оливье, селедка под шубой и прочее культурное достояние на столе. За дам по сто грамм. По 200, 300, 400, 500, 600, 700... Апофеоз гламурного китча... И горечь несбывшихся надежд наутро.

Однако так было не испокон веку. До 1965 года Международный женский день не был выходным. И все происходило не просто гораздо скромнее, но совсем в другой смысловой плоскости. Всему советскому народу полагалось славить не столько женщину как таковую, сколько родную Коммунистическую партию, которая дала этой самой женщина свободу, защитила от угнетения, предоставила равные права с мужчиной и, в общем, сделала счастливой. Этот день был прекрасным поводом для торжественных заседаний, на которых говорили о производственных достижениях и сокрушались тому, как тяжело живется на свете неосвобожденным западным женщинам – американкам, англичанкам, француженкам. Ну, и немкам, естественно, западным. В телерепортажах их обязательно сравнивали с розовощекими и довольными жизнью фрау из ГДР.

Надо сказать, что объявление 8 марта нерабочим днем было внутриполитической акцией. В основном это было сделано не для всенародного веселья, а для того, чтобы показать какой добрый и щедрый новый генсек Брежнев, который в октябре 1964 года заменил у руля смещенного Хрущева.

Вот с того самого года и начал постепенно меняться 8-мартовский ритуал. Советская женщина все больше и больше начала перетягивать одеяло с компартии на себя. Ну, а апофеоз мы наблюдаем сейчас, в эпоху тотального гламура.

Правда, есть все основания предположить, что после нынешнего апофеоза дело двинется обратно, покатится с горы. Но не сойдет на нет, а придет к своему первоначальному виду.

А первоначальный вид был задан в 1910 году на Международной конференции женщин-социалисток в Копенгагене, где матерая суфражистка Клара Цеткин предложила 8 марта бороться за равноправие. Вполне понятно, что это было социальное движение, а не биологическое, исповедуемое нынешними феминистками. То есть борьба женщины не за право быть мужчиной, а за равенство с ними в имущественном и политическом отношениях. И, как мы знаем даже из нынешних учебников истории, не воспевающих социализм, женщины тогда и получали существенно меньше за одну и ту же работу, и не имели избирательного права, и много чего еще не имели. Если же использовать более компактное определение, то они боролись за достойное существование.

Боролись в основном при помощи не слишком эффективных методов: 8-мартовских демонстраций, петиций, забастовок (совместно с мужчинами). Однако в конце концов добились своего. Что мы уже не один десяток лет наблюдаем в Европе.

Русский же капитализм страдает тяжелой формой амнезии. Ни малейшей коррекции своей стратегии и тактики, основанной на безмозглой жадности, которая в свое время привела к 1917-у году, произведено сейчас не было. Это касается отношения как ко всему «быдлу», так и к «лучшей» его половине. Потому что для многих, очень многих женщин рождение и воспитание детей превращено в тяжелейший труд, зачастую мучительный, а то и унизительный.

И тут достаточно привести хотя бы один аспект: мать с малолетним ребенком имеет призрачные шансы быть принятой на достойную работу.

Собственно, зарождение нового русского суфражизма мы уже наблюдаем. Первыми, были солдатские матери, которые выступают против того, чтобы детей калечили и убивали в армии. Постепенно тематика женского протестного движения и участвующий в ней контингент расширялись. И сейчас женщины все чаще проводят свои гендерные демонстрации и пикеты. Это связано и с образованием, и с детской медициной, и с выплатами пособий. И женщин уже привлекают к судебной ответственности за якобы неправомочные действия. Как это было, например, в новосибирском Академгородке, в больнице которого отсутствует ряд жизненно необходимых педиатрических служб, включая реанимацию.

В общем, у женщин ежегодно прибавляется проблем, повлиять на решение которых возможно лишь протестным способом.

И можно предположить, что в конечном итоге подаренные им 8 марта розы будут использованы для того, чтобы хлестать ими по физиономиям:
- реформаторов школьного образования;
- чиновников Минсоцздравразвития;
- генералов, пожирающих в мирное время пушечное мясо;
- уродов, отбирающих у матерей детей за то, что у них невысок уровень жизни;
- обнаглевших работодателей;
- профсоюзных проституток;
- депутатов, принимающих антиженские законы...

На этом я ставлю многоточие, поскольку, уверен, любая наша женщина знакома со свои проблемами куда лучше меня, и способна существенно удлинить список тех, по ком плачут розы.