Главное сегодня

17/07/2019 ВСЕ НОВОСТИ
21.02.11 13:00
| Просмотров: 582 |

Красавица и насекомое

Владимир Соловейчик

Юбилей одной из самых красивых актрис советского кино Аллы Ларионовой прошел на днях практически незаметно. Хотя человеческая и творческая судьба Аллы Дмитриевны интересна и богата событиями.

Творческий взлет в самом начале карьеры, огромный успех ее в «Садко» и особенно в культовым фильме наших родителей «Анна на шее», триумф на Венецианском кинофестивале 1953 года… Казалось бы, многое предвосхищало прямой путь к мировой известности и, не исключено, к голливудской «Аллее звезд». Но, как водится, в судьбу вмешался господин случай...

Съемки кинокартины «Двенадцатая ночь», где молодая актриса блеснула в роли Оливии, изволил посетить всесильный Георгий Александров, на тот момент - министр культуры СССР. Политический путь этого персонажа был весьма извилист, но завершился в итоге крупным скандалом. Начинал свое восхождение наверх юный обществовед с организации идеологических чисток и разоблачения «врагов народа», как правило, честных коммунистов. Приобретенная в те годы склонность к публичным доносам и аппаратным интригам сопровождала это существо до конца дней. Как и любовь к «красивой жизни» в самом ее низменном, животном понимании, присущем, скорее, насекомому, а не дипломированному философу-марксисту. Александров и его ближайшие соратники, «бойцы идеологического фронта» Владимир Кружков и Александр Еголин, составили в середине 40-х годов руководящую «тройку» Агитпропа ЦК ВКП (б), определявшую многое в культуре и идеологии страны. Впрочем, была у них и весьма насыщенная «вторая жизнь», где циничный карьеризм шел рука об руку с безудержным стяжательством, скупка антиквариата и картин соседствовала с погоней за гонорарами и премиями, а шашни с молодыми актрисами и студентками сопровождались применением, говоря скупым языком партийного расследования, «большого количества предметов мужчины-развратника».

Переехавший в 1944 году из Ленинграда в Москву секретарь ЦК ВКП (б) Андрей Жданов был крайне удивлен этой стороной деятельности своих новых подчиненных. Опытный политик с ярко выраженными гуманитарными интересами, до конца своих дней сохранивший приверженность большевистской морали, Андрей Александрович исповедовал личную скромность в быту и в жизни. Помимо чисто человеческого омерзения, он прекрасно понимал, что устройство собственной «красивой жизни» неизбежно ведет в болото аполитичности, безыдейности и делячества. Начав борьбу за очищение партийных рядов, он не мог не оказаться под ударом всех тех, кому «надоело быть нормальными коммунистами». Борьба с проходимцами окончательно погубила и без того изношенное сердце Жданова, но в 1947 году, незадолго до своей смерти, он все-таки сумел изгнать Александрова с ответственной партийной работы.

После смерти Жданова это существо, однако, вновь всплыло на поверхность, став министром культуры СССР и депутатом Верховного Совета СССР. Именно тогда-то судьба и пересекла пути «покровителя искусств» и одной из самых востребованных на тот момент актрис Советского Союза. Стареющий «светский лев номенклатурного разлива» буквально не давал прохода молодой звезде экрана, используя все возможности своего служебного положения.

В начале 1955 года после целой серии оперативных мероприятий сотрудниками КГБ при Совете Министров СССР был арестован некто Кривошеин. Как выяснилось в ходе расследования, начиная с 1951 года, этот человек с богатым криминальным прошлым устраивал в своей просторной и шикарно обставленной московской квартире и на не менее шикарной даче в подмосковной Валентиновке так называемые «литературные вечера». Под шампанское, коньяк и икру досуг господ Александрова, Еголина и Кружкова услаждали студентки Щукинского театрального училища, а хозяин, благодаря высокопоставленным любителям «клубнички», получил немалые гонорары за пристроенные в ведущие театры страны инсценировки произведений русских классиков. Как пишет известный российский историк Геннадий Костырченко, «эдаким светским львом на эти литературно-сексуальные междусобойчики наезжал Александров, сопровождаемый, как правило, молодой элегантной актрисой, ставшей популярной, сыграв главную роль в экранизации чеховской «Анны на шее».

По итогам расследования президиум ЦК КПСС 10 марта 1955 года утвердил постановление «О недостойном поведении т.т. Александрова Г.Ф., Еголина А.М. и других», которое в форме «Закрытого письма ЦК КПСС» было доведено до сведения всех членов партии. Александров потерял министерский пост, вылетел из состава кандидатов в члены ЦК, а чуть позже – 18 июня 1955 года – был отозван из состава депутатов советского парламента (такая демократическая норма контроля граждан за народными избранниками существовала в те годы в отечественном законодательстве). Будучи отправлен на работу в Минск заведующим сектором Института философии и права АН БССР, он, по воспоминаниям своего давнего знакомого Дмитрия Шепилова, «все глубже погружался в пучину алкоголизма» и в 1961 году умер от цирроза печени.

Вся эта история непосредственным образом отразилась и на творческой карьере Аллы Ларионовой. Долгие годы ей приходилось доказывать тот очевидный факт, что ничего доброго к потерпевшему крах сановнику и его дружкам она никогда не испытывала, никаких политических связей с ними не имела и в подноготную их грязных дел посвящена не была. В конце концов, ей это удалось, но лучшие годы, украденные у русской красавицы мерзким насекомым, вернуть так и не удалось.