Главное сегодня

16/10/2019 ВСЕ НОВОСТИ
14.02.11 10:05
| Просмотров: 1033 |

Вместо стихов о любви

Владимир Соловейчик

Всего-то двое суток разделяют даты 14 февраля и 16 февраля… День Святого Валентина и День рождения Николая Семеновича Лескова. Казалось бы, что общего между пришедшим к нам с Запада праздником всех влюбленных и 180-летним юбилеем самого русского по духу, пожалуй, из всех отечественных прозаиков XIX века? На первый, крайне поверхностный, взгляд, ничего. Тем не менее, нечто общее есть, и при этом – весьма значительное.

Писатель Лесков был человек неожиданный, и что в общественном поведении своем, что в частной жизни, что в литературном творчестве малопредсказуемый. Неровный. Мог удивить и огорошить. Своим персонажам под стать. Создал немало типажей, схожих меж собой в главном: то были люди удивительных дарований и силы характера, умельцы, таланты которых не нужны ни ближайшему окружению, ни Родине. Не могущие найти применение себе, так и идущие по жизни «странниками, очарованными загадкой русской жизни», а то и вовсе гибнущие, подобно мастеровому Левше или «тупейному художнику». Современник Достоевского, Николай Семенович не меньше Федора Михайловича писал о страдании. Вот только герои его страдают не столько от внутренней потребности очистить все гнойники своей души, сколько под давлением внешних обстоятельств, мешающих проявить себя в полную силу, развернуться во всю ширь отпущенного им свыше. Но даже в этом страдании удивляют читателя несокрушимой нравственной силой, присущей всякому человеку, «очарованному Русью» и ее «древней красой».

Под стать им насыщенная, образная, яркая речь, текущая мягко и плавно. В этом русском слове, так же, как и в русской песне, пронзительно звучит лирическая стихия, столь же необъятная как морозные просторы заснеженной ныне страны. «Ты меня так целуй, чтобы вот с этой яблони, что над нами, молодой цвет на землю посыпался». Так и стоит перед глазами Катерина Львовна Измайлова, во всем обаянии грешного своего характера, одержимого дикой, убийственной страстью, но такого притягивающего к себе прямотой, непосредственностью, силой молодого чувства. Думается, что для Лескова образ Руси, Родины символизирует мценская «леди Макбет». Постижение России, понимание русского характера идет через очарованность автора – а за ним и читателя – прелестью и обаянием русской женщины, заключенной в них вечной тайной, той загадкой, которую можно разгадывать всю жизнь, но так до конца и не познать…

Не зря Горький в свое время очень точно, по-моему, отметил главное в творчестве Лескова и в странствиях по бескрайнему житейскому морю, борениях показанных им: «…мучительная любовь, она требует все силы сердца и ничего не дает взамен». Кроме мечты о небывалой еще, нездешней любви и беззаветного (и часто безответного) восхищения вечной женственностью. Не зря ведь женского рода слово «Россия». Воплощено в слове этом многое: просторная русская земля, привольные луга, широкие поля, протяжная, долгая дорога дальняя и удаль молодецкая, без которой ничего не сладится. Земля, где веселится тело и тоскует душа, где грустит женское сердце по чаемому и пока еще не сбывшемуся, где мечтается о милом, которого нет и, наверное, уже и не будет, но все равно хочется любви, надежды, невероятности. Дух захватывает, голова кружится от размаха, высоты, дали. И идет, и идет, все идет по Руси очарованный странник, трогает неизменно его душу молчание мечтательных героинь, тихая их тоска, затаенная скорбь – и чудо великое, сила неизбывная. Чудо красоты русской женщины, сила красоты русской жизни…

«Катерина Львовна не родилась красавицей, но была по наружности женщина очень приятная. Росту она была невысокого, но стройная, шея точно из мрамора выточенная, плечи круглые, грудь крепкая, носик прямой, тоненький, глаза черные, живые, белый высокий лоб и черные, аж досиня черные волосы». Сколько таких современниц видим мы вокруг нас, на улице, в вагоне метро, в очереди в магазине, на выставках и концертах. Сколько из них, незнакомых, но этого не менее милых и прелестных, радуют нас одним лишь тем, что они есть рядом с нами. Такие, какие они есть…

Жизнь наша, что при Лескове, что сегодняшняя тяжела, некомфортна, безысходна порой. Мы ищем земного совершенства, надеемся на чудо, ждем чего-то светлого, что случится с нами вопреки всему, а годы бегут, ничего не меняется, кроме утрат близких и дальних. И есть только одно, что держит нас на русской земле, не дает нам уйти самим от этого мира, либо покинуть страну, либо раствориться в пьянстве, пропасть пропадом. То, что заставляет изживать недостатки, думать, к чему-то стремиться, несмотря на усталость. Надеяться на будущий успех и неистово стремиться к удаче. То, что дано нам всем как искупление, как отрада, как единственное, что никто и никогда не захватит у нас, не отменит, не опоганит. Это – женщина, живущая в России. Украинка или башкирка, уроженка Казани или Петербурга, москвичка или сибирячка – не так уж важно. Все равно: русская женщина. Символ России.

…Николай Лесков в рифму не писал. Только прозой. Был человек сугубо православный, с интересом к старообрядчеству. Католических праздников не признавал. Но все же в день 14 февраля стоит вспомнить о героях его книг. Задуматься о главной их страсти. Примерить ее на себя. Вместо стихов о любви.