Главное сегодня

13/07/2020 ВСЕ НОВОСТИ
18.01.11 16:15
| Просмотров: 305 |

Профсоюзная кадриль

Владимир Тучков

На прошлой неделе премьер-министр ляпнул на всю страну. Ляпнул, предполагая, что все в России уже оболванены до необходимой кондиции, и его деза пройдет незамеченной. Прекрасно ориентируясь в статистических данных – процентах, тоннах, баррелях, мегаваттах, миллиардах рублей, евро и долларов, - он заявил, что средняя продолжительность мужской жизни в России равна 62 годам. В то время, как эта цифра составляет 59,18 лет. Причина данной маленькой лжи, которая должна вызывать к оратору большое недоверие, понятна: премьеру хочется, чтобы социальная картина была чуточку «покрасивше».

Данная неприглядная история случилась на съезде Федерации независимых профсоюзов России. Основной темой которого было поругание инициатив «толстосумов», которые вознамерились пить из трудящихся еще больше крови, чем это имеет место сейчас. Поэтому премьер под шквал оваций заявил о недопустимости увеличения пенсионного возраста и о невозможности установления 60-часовой рабочей недели.

Вполне понятно, что эти два «поползновения» имеют абсолютно разную природу, различный круг заинтересованных лиц и различных авторов. Увеличение срока выхода на пенсию желанно для тов. Путина, который крайне заинтересован в сокращении пенсионного бремени для бюджета. Понятно и то, что до грядущих выборов, которые предполагается опять сделать реально безальтернативными, никто планку пенсионного возраста приподнять не рискнет. А побожиться насчет того, что этого не будет никогда и ни при каких условиях – за милую душу. У нас многие намеревались и лечь на рельсы, и съесть шляпу, однако никто на это так и не решился.

Однако после 2012 года возраст будет увеличен, поскольку экономически это неизбежно. Если этого не произойдет, я готов без запивки съесть файл с этой статьей.

Что же касается 60-часовой рабочей недели, то автор этого предложения всем прекрасно известен. Это Михаил Прохоров – «владелец заводов, газет, пароходов», олигарх и, соответственно, кровопийца. Поэтому нет ничего удивительного в том, что россияне, услышав про 60-часовую неделю, больше ничего из предлагаемого им воспринять не в состоянии.

Если же дальше послушать господина Прохорова, то выясняется, что он предлагает не принудительное и всеобщее увеличение недели. Его инициатива и приемлема, и не обременительна для просиживающих штаны от сих до сих. Сотрудник добровольно заключает соглашение с работодателем о дополнительных часах работы. И за это получает не ту же самую, а большую зарплату. Это, по сути, то же самое, что работа по совместительству, которая предполагает дополнительную 50-процентную загрузку по времени. И этим заняты сейчас многие, по утверждению Прохорова, таковых 8 млн. человек.

Так что здесь трудно усмотреть что-либо кроме выгоды для работника и его нанимателя.
Однако от этого могла бы быть и громадная польза для страны, кабы не она находилась под управлением враждебного ей государства.

Поскольку страна находится в плачевном состоянии, и ее необходимо выволакивать при помощи титанического труда. Причем труда, необходимость которого осознана народом. Потому что лишь таким путем можно решить вопрос выживания и нации, и страны.

Всякие завлекающие сказочки относительно Сколково, которое выведет страну на ведущее в мире место по инновационным технологиям, не имеют под собой никакой почвы. Поскольку хай-тек может базироваться лишь на прочном фундаменте обычной промышленности, которая использует обычные технологии – машиностроительные, электронные, химические и пр. А это все у нас лежит в руинах. За исключением, естественно, нефтедобычи и металлургии.

Казалось бы, да и хрен с ним, коль китайцы делают нам телевизоры и мобильники, немцы - машины и пылесосы, американцы компьютеры и авиалайнеры. Однако стремительная деградация технологической культуры ведет и к деградации нации. Совсем скоро у нас вымрут все фрезеровщики, токари, столяры и прочие люди, которые обучены делать что-то руками. Та же участь постигнет и инженеров, способных создавать новые продукты. (О науке умолчим, это другая история, хоть и сильно похожая).

В общем, складывающуюся ситуацию предельно точно изобразил художник Алексей Иорш ruffe

И чтобы предотвратить это крушение необходимо с еще большим трудовым надрывом, чем после Великой отечественной, восстанавливать разрушенное.

Однако это невозможно при нынешнем режиме. Потому что в нынешних условиях надрывать пуп в созидательном порыве абсолютно бессмысленно. Прежде всего потому, что кремлевское начальство такой цели перед нацией не ставит. Поскольку у нынешнего режима одна главная задача – самосохранение любой ценой.

Никто не станет надрывать пуп и из-за массы всяческих вопиющих обстоятельств, сопровождающих бурное разложение власти. Тут и срастание власти с криминалом. И заметное место лидеров ОПГ в правящей партии. И назначение Кремлем на губернаторские посты людей с уголовными кличками. Например, дальневосточный Сергей Дарькин для наиболее закадычных друзей, среди которых мэр Владивостока Пушкарев (Вини-Пух), – Серега Шепелявый. И чудовищных размеров казнокрадство. И принятие законов исключительно в интересах определенных и немногочисленных групп людей. Скажем, таков закон об учреждении бессмысленных для 99,9% граждан страны новогодних каникул.

Плоды любой трудовой доблести будут разворованы, а герои труда в лучшем случае – ошельмованы.

В общем, Цой жив, и актуальность его песня о переменах, которые требуют наши сердца, еще более возросла.

И в заключение о совсем очевидном. Руководство профсоюзов на съезде смотрело премьеру в рот, как отцу родному. (Что входит в установившиеся традиции). В то время как именно к нему, а не к Прохорову должны быть обращены основные претензии. Именно деятельность возглавляемого им правительства и снижает уровень жизни рядовых членов профсоюзов. Снижение происходит за счет планомерного и беззастенчивого резкого сворачивания здравоохранения и образования.

Однако Шмаков, председатель ФНПР, ничего на эту тему не сказал. И выглядел он во время своей отчетной речи анекдотично, рефреном повторяя грозное «Не позволим!». Кому и что он собирался не позволять, так и осталось великой тайной. Потому что практика долголетней деятельности федерации под управлением Шмакова говорит об обратном – в отношениях рабочих и работодателей последним позволено практически все.