Главное сегодня

04/08/2020 ВСЕ НОВОСТИ
15.12.10 15:35
| Просмотров: 517 |

Это не вскрытие трупа

Арслан Хасавов

Все эти дни я думал о произошедшем на Манежной площади.

Я присутствовал там много лет назад, со старшим братом и его другом мы ходили смотреть матч Россия-Япония на большом экране.

Что я могу сказать?! Не знаю, мне почему-то хочется сначала рассказать о красных губах одной бурятки.

Сложно чем-то заполнить образовавшуюся пустоту, особенно если заумные схемы останавливает шлагбаум здравого смысла.

В такие моменты, устав от отупляющего одиночества и расширяющих границы книг, я спускаюсь в подземный гараж и завожу движок аккуратной, двухдверной машины. Я, намеренно буксуя и уходя в занос, выезжаю на широкий проспект, громко включаю музыку, например «Ассаи», и сжигаю бензин, но это не главная потеря, ведь вместе с бензином я сжигаю и десятки минут или даже часы своей такой порой бесполезной жизни.

Кто был в тот день на площади? Фанаты «Спартака»?! Не знаю, вроде бы на них были красно-белые шарфы. Но футбольные фанаты в куртках Stone Island и шапках Fred Perry всегда были если не дружелюбны, то, по крайней мере, равнодушны к кавказцам. Я со своим древнеегипетским носом всегда мог спокойно придти на матч российской премьер-лиги. Никаких подлых избиений и тычков ножами в спину...

В начале двухтысячных в Москве крутилось много скинов в светлых джинсах на подтяжках и массивных гриндарах. Они избивали рэперов, эхом приносили вести об убийствах в электричках.

Кажется, это был мой первый год в Москве, куда мы с семьей переехали из авторитарного Туркменистана. Первую четверть я отучился в обычной школе недалеко от дома, потом из опасений, что позабуду английский, перевелся в дорогостоящую частную школу.

Обстановка была довольно вольная, позволялось даже класть ноги на стол (чего я, кстати, никогда не делал), широкие рэперские штаны – «трубы» стали нашим там дресс-кодом.

После уроков шел к метро с одним из своих одноклассников, белорусом. Мы вместе спускались в вестибюль станции метро «Марксистская», потом, сделав переход на «Таганскую», разъезжались в разных направлениях.

В один из таких переходов, помню, дорогу нам преградил скинхед. Мы, мелочь лет по 13-14, были в широких рэперских штанах и с пухлыми ватными язычками кроссовках.

Он засветил кастет, убедительный аргумент к тому, чтобы мы остановились, и стал что-то от нас требовать. Мне почему-то кажется, что он хотел от нас денег, но теперь, с высоты прожитых лет, ха-ха, я думаю, он хотел нас вывести на улицу и слегка отпинать.

Так вот, другой незнакомец, русский, я хочу это подчеркнуть, увидев такой несправедливый расклад, подошел к нам и по-отечески, положив руки нам на плечи, спросил у скина, что ему нужно. Они коротко переговорили и благородный незнакомец, пожелав нам счастливого пути, удалился со скинхедом, чтобы на свежем воздухе продолжить так неожиданно начавшуюся беседу.

Кто был на площади 11 декабря? - не устаю спрашивать я сам себя.

Тогда, после матча Россия-Япония, который окончился погромами, мы ушли дворами и никто не то, что к нам не притронулся, но даже и слова плохого не сказал. Я помню затоптанную дворнягу, лежавшую у подземного перехода возле гостиницы «Националь» - она валялась на боку, неестественно равнодушно выкинув шершавый язык из раскрытой пасти, живот ее был вздут и мелко-мелко дышал.

Это был всего лишь эпизод, вокруг носились сотни человеческих тел, все вокруг было дым, битое стекло и кровь. И тут вдруг собачонка на асфальте, шаг, еще шаг, и опять красочная открытка - бородатый бомж плачет, уткнувшись спиной в фонарный столб. И снова тела.

Что мы можем сделать?! Кто мы?! Россияне?! Может русские?! Ведь мы же пишем в графе «Nationality» в любом англоязычной анкете Russian. Не национальность, а гражданство - российское, русское. А уже потом, если есть Original Nationality, можно писать кумык, чеченец, бурят.

Кстати о бурятах. Я уже закончил утюжить грязный снег в своем районе и, приведя себя в состояние безразличного равновесия, ехал домой.

Молодая девушка в мини-юбке голосовала на обочине. Я остановился, приспустил стекло.

- До Маршала Бирюзова, сто рублей, у меня больше нет! - сказала она пухлыми губами.

Я разблокировал замки дверей и пригласил ее в машину. Нет, она не была красивой.

Вблизи за толстым слоем пудры все равно проглядывались шероховатости ее кожи. Не только губы, но и ноги теперь выглядели объемно.

- Это кабриолет? - спросила она озираясь.

- Купе, - поправил я ее.

Помолчали.

- Ты казашка? - спросил я.

- Нет, я бурятка.

- Ух ты, бурятка?! - я почти никогда не встречал бурятов, - Саида Бурятского знаешь? - поинтересовался.

- Нет... - ответила она растерянно, - а кто это?

- Известный террорист.

Дворами мы ехали по известному мне маршруту.

Конечно, она не поверила:

- Нет, вы меня разыгрываете - такого не может быть.

Такого не может быть. Что же теперь делать?! Сегодня нас, кавказцев, призвали собраться у торгового центра «Европейский». Кто призвал?! Зачем?! Мы, наверное, должны показать, что нас не запугать, отпинать кого-нибудь для порядка, пострелять из травматов.

Наверняка вы помните приморских партизан?! Несколько русских ребят составив бригаду, убивали ментов - беспредельщиков, врываясь в отделения милиции и уничтожая посты ДПС. Для их поимки была организована военная операция. По телевидению рассказывали, что данная группа планирует серию терактов. Каких терактов? Против кого? Нас опять пытались одурачить.

Я хотел бы напомнить всем националистам, русским националистам, то, какой поистине народной поддержкой пользовались эти отважные ребята. Даже ярые пацифисты, считающие каждую человеческую жизнь вынуждены были оговариваться, всегда было пресловутое «но», ведь они боролись против беспредела властей, за простых людей. И видео, снятое на их временной базе, позже появившееся в интернете, всколыхнуло общество - они не боялись смерти, они передавали привет всем достойным людям, в том числе на Северном Кавказе, борющемся «с режимом».

Кто поддержит подлое избиение случайных прохожих, случившееся 11 декабря? Что сделали эти пацаны, тем более чтобы избивать их кучками - один сносит с ног, другой бьет по лицу, третий в живот? Где вас такому учили?

В моем селе - в Брагунах, принято драться кучками - это элементарная ошибка в ориентирах, так вот, там - я увещеваю:

- Вы что, даже русские дерутся один на один, по-мужски.

Ан нет, не всегда.

Ладно, ненависть к кавказцам при определенном фокусе можно если не оправдать, то хотя бы понять - есть и у нас свои ошибки, но избиение безобидных таджиков, узбеков и других азиатов выглядит абсолютным бредом.

Эти бедолаги работают на самых тяжелых работах - мешают цемент, метут дворы, живя в невыносимых условиях. Они тише воды, ниже травы - эти люди не должны страдать.

У торгового центра «Европейский» уже выставлено оцепление, говорят, что прибыло несколько пассажирских автобусов с Северного Кавказа. Хорошо, давайте соберемся - мы же волки и ничего не боимся, это надо понимать, но что делать дальше?! Кого-то ведь надо бить? Цель сбора ведь месть, не так ли? Но что делать, если никто из фанатского движения не приедет?! Управлять толпой несложно, если у тебя громкий голос, борода и ствол Стечкина болтается на поясе. Куда двинуть эту массу? Точнее куда двинут эту возможную массу?

Наша ли это разборка?! Я не думаю. В Чечне, к примеру, вчера все высшее руководство отдыхало на концерте группы Morandi. Сначала в концертном зале в Грозном, затем, чуть позже в Grozny Style, что в торговом центре «Грозный-Сити».

Молодежи сегодня нужно определить кто настоящий враг. Что 11 декабря, что будет сегодня, это не вскрытие трупа, а бесполезное отрубание уже остывшей руки или ноги.

Какие-то левые чуваки из непонятных организаций призывают не приходить сегодня к «Европейскому», что, мол, кто придет, тот будет «официально считаться провокатором».

Wikileaks наглядно показало миру двуличие современных политических систем. Кто-то очень умно писал, что это может стать основанием для нового, масштабного бунта, планетарного масштаба. Власть, как бы избираемая нами, призванная защищать наши интересы и делать нашу жизнь как можно комфортнее живет в параллельной вселенной.
Нужно широко открыть глаза и искать настоящих врагов.

Я оставил бурятку возле на Маршала Бирюзова и вновь двинул в сторону дома. Вдруг в ровный бит группы «25/17», выдаваемый колонками вмешалась посторонняя мелодия. Я сделал звук потише, совсем выключил магнитолу. Посторонняя мелодия не стихала. Я остановил машину, включил аварийку.

На заднем коврике валялся мобильный телефон.

Я снял трубку:

- Алло!

- Алло! Кто это? - голос взрослой женщины.

- Здравствуйте! Я подвозил вашу дочку, она обронила телефон.

- Ой! - голос на том конце дрогнул, - Пожалуйста, не уезжайте.

- Не волнуйтесь, я уже отъехал, но сейчас вернусь. Позвоните ей на домашний, пусть выйдет.

Молодая бурятка плакала, роняя слезы в грязный снег.

- Спасибо вам большое!

- Что ты плачешь? Все ведь нормально.

- Просто я не думала, что люди возвращают телефоны.

Нужно оставаться людьми и бороться с реальным врагом, а не фантомом.