Главное сегодня

17/06/2019 ВСЕ НОВОСТИ
23.11.10 10:50
| Просмотров: 822 |

Гражданственная Война, или Грудь в «Крестах», голова в кустах

Владимир Тучков

Арест двух активистов арт-группы «Война» - Вора (Олега Воротникова) и Лени (Николаева) Ёбнутого – постепенно обрастает подробностями и комментариями, из чего неизбежно слагается миф. Точнее, два мифа. Один героический, сродни эпосу. Другой - демонизирующий «городских партизан», произрастающий как на форумах глянцевых изданий, так и в блогах неолибералов, ратующих за эволюцию, при помощи которой государственное зло само себя изничтожит, а добро не запятнает при этом своих белоснежных одежд.

Изрядно мифологизируют ситуацию и непосредственные участники процесса. Так Надя Толокно, кормящая мать и активистка группы, в пространном интервью раз двадцать заявляет, что «Война» - это никакая не арт-группа, а политическая команда: «Война не занимается арт-провокациями, она занимается политическими провокациями, совершенными с использованием художественных средств». А все прочие акционисты, по ее мнению, заняты внутривидовой борьбой, т.е. борются исключительно с художественными кураторами. А ведь барышня явно не глупая, у них там у всех, по меткому выражению Глеба Жеглова, на лбу отпечатано незаконченное университетское.

Подливает масла в огонь духовный вождь «Войны» Плуцер-Сарно, этакий аятолла по-русски, сообщая, что арестованным реально грозит 14-летний приговор. По 213-й статье («Хулиганство») за каждую из двух перевернутых милицейских машин могут дать по максимуму – 7 лет. А в сумме получится вдвое больше. Такую арифметику комментировать, конечно, не надо. Но вот относительно «семерки» следует заметить, что эта цифра полагается за хулиганство с применением оружия. Чего, естественно, не было.

И его позиция понятна: большие цифры сильнее воздействуют на умонастроения.

При этом Плуцер-Сарно про политику не говорит ни слова, акцентируя внимание исключительно на художественной ценности войновых акций. Ну, и, естественно, на их социальной значимости.
И это тоже понятно. Поскольку при слове «политика» применительно к «Войне», Верховенских-старших, составляющих большинство либеральной прослойки, заклинивает, и они начинают кричать «бесы, бесы!». И это именно так, поскольку адвокаты Падва и Шмидт, категорически отказались не только защищать арестованных войнистов, но и предоставить кого-либо из своих помощников. А ведь эта прослойка, пусть и изрядно дискредитированная кремлевскими напрсточниками-политтехнологами, имеет определенный правозащитный ресурс. Который мог бы оказать определенное влияние на развитие процесса, в данном случае, увы, следственного.

Действительно, о политике тут говорить не приходится. Поскольку всякая политическая партия либо подпольная группа предварительно формулирует идеологию. Затем внедряет эту идеологию в массы, стремясь привлечь на свою сторону как можно больше не только соратников, но и просто сочувствующих, которые могут пригодиться на выборах. Затем вырабатывается программа действий. После чего начинается борьба за власть. Либо парламентскими методами, либо посредством «до основанья все разрушим».
Ничего этого у «Войны» нет.

Ну, а девиз «Леня Ёбнутый – Наш Президент» имеет такое же отношение к претензиям на власть, как и фаллос на Литейном к порнографии.

Группа «Война» выступает с внятными социальными высказываниями в условиях отсутствия в стране гражданского общества.

Это и есть гражданское сознание и гражданская позиция. И вполне естественное, абсолютно законное и художественно убедительное требование того, чтобы власть, повинная в происходящем в стране, ушла в отставку.

А «происходящее в стране» сыплется на наши головы со все возрастающей частотой и увеличивающейся тяжесть.

И это вызывает все нарастающее чувство омерзения. И войнисты, как люди с обостренным эстетическим вкусом, буквально выблевывают свои акции. Чтобы не отравиться тем, мягко говоря, веществом, которым их пытается кормить государство в нынешнем его виде. Которым оно кормит всех нас.

Они взяли на себя смелость говорить власти то, что они о ней думают. И не только смелость, но и храбрость, поскольку, например, прогулки Лени Ёбнутого по осевой с ведерком на голове вполне могли закончиться для него трагически.

И вот двоих из них хватают и помещают в «Кресты». Хватают и помещают в то время, когда надо как минимум два десятка тех, против кого направлены акции «Войны», заковывать в наручники и тащить в лубянские подвалы, когда вскрылись два чудовищных нарыва.

Во-первых, все ментовское и фээсбэшное начальство того уютного уголка отчизны, где много лет подряд существует счастливый симбиоз власти бандитов, где с незапамятных времен спокойно и с чувством глубокого собственного достоинства, как кур, режут людей.

Во-вторых, всю верхушку, которая участвовала в распиле четырех миллиардов долларов при прокладке нефтепровода.

Но хватают тех, кто перевернул пару автомобилей, «поломав» их на три тысячи рублей. Как записано в протоколе, составленном по горячим следам. Потом, поскрипев милицейскими мозгами, поняли, что им нанесено оскорбление. И увеличили сумму иска до ста тысяч. И намерены приплюсовать сюда еще и 282-ю статью (как же художники без нее-то?) за разжигание вражды к милицейскому сословию.

При этом арест исполнен доблестными сотрудниками управления по борьбе с экстремизмом.

И все эти страшные преступления, которые в здоровом государстве наказываются максимум штрафом, поскольку налицо лишь административный проступок, если быть корректными, теперь раздуваются в уголовное дело. И никаких подписок о невыезде – только в предвариловку. И как минимум на пару месяцев, до 15 января. А там, глядишь, симбиоз оскорбленных милиционеров и потравленных на одной из акций тараканами судей, продлит. А там еще... В общем, машина, похоже, запущена на большие обороты.

И, скорректировав Алексея Плуцера-Сарно, они могут реально получить по 5 лет.

Это явная мерзость. И надо пытаться ее остановить.

И в заключение следует сказать пару строк о параллельном современному искусству мире – о мире литературы. Параллельно с развитием сюжета о «Войне» там происходят три процесса.

Во-первых, бурно обсуждаются перипетии какого-то безумного количества литературных премий, нахлынувших в конце года. (Что, конечно, радостно).

Во-вторых, в ЖЖ критики, писатели и редакторы энергично перепощивают инфу о том, что журнал «Новый мир» может лишиться своего здания. (Что, конечно, печально).

В-третьих, все обсуждают статью видной поэтессы о том, что какие-то мы все, всем своим поэтическим сообществом, пишем неубедительные стихи. Что в них столь же мало жизни, как и в супермаркете или в гигантском магазине IKEA. Что страшно они далеки... отчего далеки, я так и не понял. (И это, конечно, как сказал поэт, и больно, и смешно).