Главное сегодня

06/12/2019 ВСЕ НОВОСТИ
16.11.10 11:35
| Просмотров: 187 |

Осеннее обострение

Владимир Тучков

Дни поздней осени бранят. Что связано не столько с погодой, сколько с человеческой психикой, поскольку в это время года людей начинает донимать осеннее обострение. А в этом году обострение терзает не только человека, существо субъективное, но и такую объективную субстанцию как мать-природа.

У меня на даче внезапно полезли из земли цветочки, которые радуют своим появлением лишь в краткий период между стаиванием снега и возвращением в отчие края перелетных птиц. Сосед даже слышал позавчера, как ранним утром в небесах несколько раз прорычал гром. Человек он не сильно пьющий, а выпивающий, так что доверять вполне можно.

Чиновничьи головы, казалось бы, более устойчивы к любым внешним воздействиям, чем головы простого народонаселения. У них и спецмедобслуживание, и качественная релаксация и прочие барьеры, защищающие их от вредоносных воздействий как природы, так и окружающего враждебного социума.

Вот, например, новый московский мэр, сохраняя полную вменяемость, во время субботнего объезда столицы летел со своим кортежем по встречке. Что и было передано в телеэфир каналом НТВ. И при этом травил байки про Индию, где он видел живущих в картонных лачугах чумазых индусов. И тут Сергей Семенович демонстрирует крепкую психику, из которой ничем не вышибешь святую убежденность в том, что он не тварь дрожащая, а право имеет. Ну, а вокруг мельтешат и суетятся те, кого ему поручили опекать. Как детей малых и неразумных, трудно отличимых от чумазых индусов.

Однако даже стрессоустойчивый Собянин порой впускает в свой государственный ум осеннее обострение. Это наиболее ощущается по тому, как он борется с дорожными пробками, ломая фастфудовские ларьки и перетаскивая за спинах эвакуаторов припаркованные автомобили с магистралей в переулки.

При этом его свита, состоящая из бывших соратников старого мэра, робеет и молча кивает послушными головами, в которых также в достатке осеннего обострения. И никто из той свиты не откроет рот, и не скажет, что при Юрие-то Михалыче как минимум дважды уже сносили ларьки. С той же самой целью. Однако это ударяло не по пробкам, которые оставались прежними, а по малому, хотдожьему, бизнесу. А теперь ударило еще и по экологии, поскольку куда мочиться гражданам, когда от станций метро убрали туалеты?

И эвакуаторами старый мэр орудовал, пожалуй, даже с большей энергией, презирая закон сохранения. Ведь сколько чего где убудет, ровно столько же пребудет в другом месте. При такой стратегии тромбы не рассасываются, а блуждают по кровеносной системе мегаполиса.

Остается уповать, что с наступлением зимы обострение рассосется само собой. И проблему пробок новый мэр начнет решать с привлечением руководителя НИИ транспорта и дорожного хозяйства Михаила Блинкина, безусловного эксперта в области регулирования транспортных потоков. Впрочем, этот мой оптимизм, вероятно, тоже спровоцирован осенним обострением. Автор – он ведь тоже человек, а не машина.

Изрядное диагностическое изумление вызывает и состоявшаяся на прошлой неделе встреча питерского губернатора Матвиенко с оппозиционерами. В общем, трудно сказать, кто у них там выступил в роли Магомета, а кто был горой, но все же сошлись, не воспользовавшись при этом услугами ОМОНа. В результате, как утверждают комментаторы, Валентина Ивановна сделала сильный ход: пригласила на пост зампреда комитета по охране памятников активистку «Живого города» Юлию Минутину. То есть своего антипода по отношению к 300-метровому газпромовскому чудищу. Минутина предложение отклонила. Но ее попросили подумать до декабря.

В общем, это не сильный ход либо по «воцерковлению» оппозиции, либо по ее дискредитации, а явный испуг. Несомненно, Матвиенко, пребывая в осеннем разброде мыслей и чувств, неправильно дешифрировала причину изгнания Лужкова из первопрестольной. Валентина Ивановна, с испугу решила, что он пострадал «за архитектуру», в смысле – за то, что он с ней в Москве сделал. И, испугавшись, решила подстраховаться в том смысле, что этот новый президент, который туда-сюда новомодные твиты рассылает, видимо, втайне симпатизирует юношеству из архитектурной оппозиции, которая подвигла его сместить Лужкова с насиженного места, потому что Лужков покровительствовал Церетели, сделавшему гигантский памятник Петру, а новый президент, будучи невысокого роста, памятник этот ненавидит, потому-то первым делом после заклания пчеловода Ресин, первым бросил камень в спину своего бывшего друга и велел тот памятник снести, значит, надо в Питере не подкачать и обезопасить себя тем, что обласкать молодую, 26-летнюю, оппозиционерку, и может быть, она тогда пошлет новому президенту твит, где скажет, какая я прогрессивная, в связи и чем...

Фу! Осеннее обострение. Если от него столь важные персоны страдают, то почему бы не пострадать и автору этих строк.

А в Подмосковье, где свой генерал-губернатор – Громов, основатель региональной организации «Боевое братство», - свои дела. Там озверение, которое вполне естественно для парамилитарис. Зверски избиты два человека – экологический активист Константин Фетисов (Химки) и журналист «Жуковсеих вестей» Анатолий Адамчук (Жуковский). В этот тренд отчасти вписывается и избиение Олега Кашина, изрядно насолившего химкинскому мэру Стрельченко. Парамилитарис в регионе настолько сильны, что они парализуют волю и ум буквально всякого, кто дорожит своим здоровьем и своей жизнью. Именно это способствовало тому, что химкинский судья Аркадий Халатов приговорил к штрафу изувеченного парамилитарис главного редактора «Химкинской правды» Михаила Бекетова. Приговорил, по сути, за то, что тот выжил, а не умер.
Справедливости ради следует сказать, что парамилитарис не подпадают под определение осеннего обострения. Они перманентно безбашенны, и эта их особенность не излечивается даже в тюрьме.

Ну, а абсолютным рекордсменом и чемпионом по осеннему обострению, конечно же, стал Аман Тулеев, который пообещал миллион рублей за поимку снежного человека. В связи с чем в Кемеровской области резко выросло производство самогона. Кемеровчанки начали усиленно спаивать мужей, чтобы те навсегда потеряли человеческий облик. Будем надеяться, что какой-нибудь из них повезет, и в ее доме появится достаток, дети будут сыты, одеты и причесаны. Да и ее забубенный муж будет жить припеваючи в НИИ Снежного человека, на который Тулеев не пожалеет десяти процентов областного бюджета. В общем, пилите, Шура, пилите!