Главное сегодня

19/08/2019 ВСЕ НОВОСТИ
08.11.10 10:50
| Просмотров: 309 |

«Подмечать сокровенную тайну…»

Владимир Соловейчик

Нынешний год, богатый на круглые даты больших художников, мастеров слова, кисти, кинокамеры и монтажа, значим полуторавековым юбилеем двух выдающихся русских интеллигентов, тесно друживших при жизни, одновременно рано из нее ушедших, но показавших своим современникам и потомкам, говоря гоголевскими словами, «что значит для русского Россия». Речь идет об Антоне Павловиче Чехове и Исааке Ильиче Левитане.

Всемирная известность великого писателя-демократа неоспорима. В пьесах и рассказах его встает вся полнота жизни пореформенной России, типажи эпохи зарождения русского капитализма хорошо узнаваемы и поныне, а душевные драмы и смятение чувств героев и особенно героинь настолько близки и понятным нам, нынешним, что всякая удачная инсценировка или экранизация вызывает живейший общественный интерес. С Левитаном сложнее. Великий пейзажист, открывший для соотечественников скромную, неброскую, но от этого не менее милую взгляду и сердцу красоту родной природы, за рубежом известен гораздо слабее. Не так много сюжетов, да и далеки его картины от привычных взгляду европейских ценителей красот Швейцарии или Италии с их четкостью, яркостью, внешними эффектами, мало солнца, слишком тускло, чересчур уныло. «Чисто русская тоска», - как сказал мне как-то один знакомый немец…

Не исключено, что этот мой знакомый был прав. За короткую творческую жизнь – он не дожил и до сорока - Левитан создал около тысячи полотен, пастелей, рисунков. И практически везде - хмурое утро, серые сумерки, разливы рек, темные, нависающие над зрителем предгрозовые облака, их гонит ветер, рябит вода, воздух зыбок, бесконечная даль бескрайнего простора… «И такая уж осень всегда. Она раздевает массу деревьев не сразу, каждому дает немного времени побыть и покрасоваться отдельно... На голубом небе между золотыми деревьями не поймешь, что творится. Уносит ветер листы или стайками собрались мелкие птички и несутся в теплые далекие края. Ветер - заботливый хозяин. За лето везде побывает, и у него даже в самых густых местах не остается ни одного незнакомого листика. А вот осень пришла - и заботливый хозяин убирает свой урожай. Листья, падая, шепчутся, прощаясь навек. У них ведь так всегда: раз ты
оторвался от родимого царства, то и прощайся, погиб…» (Михаил Пришвин)

Все это каждый из нас не раз замечал сам. Все это вспоминаем мы с тоской, будучи временно на чужбине, все это берет за душу каждого, кто хоть раз выбирался за пределы московского или питерского асфальта. То самое, трудно выражаемое словами, очарование среднерусской природы, в котором, быть может, и заключена подлинная душа нашей страны.

Скромная поэзия пейзажей родного края, созданных кистью Левитана, безусловно, сентиментальна. Точно так же, как был сентиментален и их творец, нищий еврейский мальчик, ставший великим русским художником. Жизнь его была трудна, трагична, признание огромности таланта пришло слишком поздно. Всю жизнь его бросало в депрессии одиночество, подталкивали к приступам меланхолии личные проблемы и житейские неурядицы: «Почему я один? Почему женщины, бывшие в моей жизни, не принесли мне покоя и счастья? Быть может потому, что даже лучшие из них - собственники. Им нужно все или ничего. Я так не могу. Весь я могу принадлежать только моей тихой бесприютной музе, все остальное - суета сует... Но, понимая это, я все же стремлюсь к невозможному, мечтаю о несбыточном...» В этих горьких словах мастера – ключ к его личной драме. И одновременно источник его творческой силы.

«Но что же делать, я не могу быть хоть немного счастлив, спокоен, ну, словом, не понимаю себя вне живописи. Я никогда еще не любил так природу, не был так чуток к ней, никогда еще так сильно не чувствовал я это божественное нечто, разлитое во всем, но что не всякий видит, что даже и назвать нельзя, так как оно не поддается разуму, анализу, а постигается любовью. Без этого чувства не может быть истинный художник. Многие не поймут, назовут, пожалуй, романтическим вздором - пускай! Они - благоразумие... Но это мое прозрение для меня источник глубоких страданий. Может ли быть что трагичнее, как чувствовать бесконечную красоту окружающего, подмечать сокровенную тайну, видеть бога во всем и не уметь, сознавая свое бессилие, выразить эти большие ощущения», - написал однажды в порыве откровенности Левитан своему другу Чехову. Тут изложено не только авторское кредо. Здесь обнажена с устрашающей искренностью, кратко и емко, сокровенная душевная механика всякого творца, не важно, пишет он драмы из провинциальной жизни или рисует волжский простор. Не важно, сто с лишним лет назад или в наши дни.

Левитан бывал заграницей, писал средиземноморские виды и итальянскую весну, но только на Родине он, говоря словами Сергея Дягилева, смог в полноте выразить «всю бесконечную прелесть тех разнообразных ощущений, которые всякий из нас испытывал прохладным утром или при лучах теплого вечернего солнца в убогой русской деревне».

…В зале на Крымском Валу сотрудниками Третьяковской галереи в прошлом месяце открыта большая юбилейная выставка Исаака Левитана. Три сотни картин из музеев и частных коллекций. Предыдущая выставка работ мастера, научившего нас смотреть на русскую природу русскими глазами, проходила в Третьяковке пятьдесят лет тому назад. Кто будет в Москве – посетите. Оно того стоит.