Главное сегодня

16/10/2019 ВСЕ НОВОСТИ
05.11.10 18:50
| Просмотров: 315 |

Вся беда в том, что книги не читают

Андрей Рудалев

Недавние скандальные дебаты по учебному пособию для вузов А. Вдовина и А. Барсенкова «История России. 1917-2009» получили большую огласку. Пособие обвинили в разжигании межнациональной вражды. Зачинателем всей шумихи стал чеченский омбудсмен Нурди Нухажиев, припугнувший московский профессоров судебным разбирательством в Грозном.

Исторические и около того споры пошли на убыль, но по законам информационного общества нужны новые поводы, свежие жареные факты, иначе тебя мигом забудут и все прежние заслуги потускнеют.

Повод, естественно, не заставил себя долго ждать. 31-го октября журналист НТВ в передаче «Центральное телевидение» во время прямого моста с лидером Чечни спросил у того, что-то вроде: некий писатель Садулаев заявил, что всем чеченцам грозит гомосексуализм, что это за писатель у вас такой?! Кадыров отреагировал в естественной ему манере, что это не писатель, не чеченец, а – шизофреник и пообещал разыскать его родных. Напоследок сотрудник НТВ благословил его словами: вы уж поаккуратнее, а то вдруг что журналисты перепутали...

Конечно, здесь можно рассуждать о журналистской этике, о роли человека с экрана, который искусственно спровоцировал агрессию. Об облике руководителей наших субъектов федераций, которые при своем статусе вполне допускают себе публичные оскорбления. Однако история пошла дальше, а воскресный сюжет некоторой публикой был воспринят как призыв: ату его!

К травле в лучших ее традициях подключился видный правозащитник Нурди Нухажиев. Почему бы и нет, ведь не человек же Садулаев, как верно отметил просвещеннейший Рамзан Кадыров. Причем реакция последовала не после интервью Садулаева «Комсомолке», которое вышло 25 октября, а следуя эфирной команде чеченского лидера. И вот здесь почему-то вспоминается известная реплика Яна Гуса, обращенная к старушке, добавляющей хворост в костер, на котором его сжигают: «Святая простора!», а вместе с этим народная максима: простота хуже воровства...

Как признался сам омбудсмен в своем пространном докладе, в котором прошелся по каждой запятой «мерзкого «творения», Садулаева он ранее читал в интернете. Мало того, его статьи даже нравились. Прозу в глаза не видел.

Это очень показательно. В своем крамольном интервью Садулаев отметил, что сейчас люди не читают книг. И в этом проблема. Раньше на всем протяжении большой страны был культ знания и интеллекта: «Многие чеченцы учились хорошо, старались учиться. Изучали русский язык, читали книги наших национальных чеченских писателей Лермонтова и Толстого». Теперь не читают. Не читаю на всем протяжении страны, а потому молчат. Поэтому вырванной цитаты достаточно руководителю региона, статей из Интернета – главному национальному правозащитнику.

Беда, что не читают. Вот если бы прочли «Я – чеченец!», если бы заглянули под корку «Шалинского рейда»!.. И как-то жалко этих людей, которые бедны в своем неведении и в святой простоте несут хворост к неведомому им костру…

Еще одна важная причина всех копий - Герман Садулаев в своей беседе затронул проблему «национальной аристократии», которая противостоит национальной интеллигенции. В нашем обществе активно муссируется вопрос пестования новой национальной-национальных элит. Кинорежиссер Никита Михалков даже разразился манифестом по этому поводу. Садулаев же аристократии, которая стремится к локализации, закрытости, противопоставил интеллигенцию, которая по определению открыта. «Аристократам» не понравилось, ведь они конструируют «древние» обычаи, которым года три... Элита конструирует свой загон, книг же не читает, а потому и писателей для нее нет.

Аристократия пытается форматировать общество, распластать ее по своей системе координат. Будь то чеченцы, будь то русские – всем им внушаются определенные гипнотические штапмы, говорят, дескать, менталитет такой, что с них взять с чеченцев, русских? Темные и дремучие...

Только критикой новой мифологии «национальной аристократии» и можно объяснить яростную отповедь Садулаеву, который, видимо, оскорбил кого-то, сказав в интервью: «Мы, чеченцы, гордый, сильный, смелый народ, потому что каждый из нас рожден в любви».

Картина же бытия жителя Чечни за пределами республики под пером правозащитника Нухажиева вырисовывается следующим образом: человека, «временно выехавшего за пределы своей малой родины», тут же окружает местный криминалитет в купе с правоохранительными органами. Воинственные аборигены требуют склонить перед ними свои непокорные головы. Чеченцы вынуждены вступать в «разборки» «для защиты своих прав и личного достоинства», после чего их обязательно делают виновными во всем.

«Отстаивая свои законные права, не поступившись честью и достоинством, чеченцы, в лучшем случае, теряют свой бизнес или иную работу и бывают вынуждены уехать из этих мест, а в худшем - если остаются в живых - получают различные увечья и садятся за решетку» – в праведном гневе пишет Нухажиев.

Комментировать это едва ли стоит. Лично я, в отличие от омбудсмена, не провожу такой четкой границы между Чечней и прочими регионами, между чеченцами и местным населением. Для человека, рожденного в СССР, здесь вся разница, как между жителями Архангельской и Вологодской областей. Совершенно не вижу смысла вычленять негативные черты жителей Вологодчины и с пеной у рта защищать милых архангелородцев. Но это лирика. Важно то, что общежитие в многонациональной стране представителем «национальной элиты» воспринимается, как поле битвы, где есть свои и чужие, хорошие и плохие. И это вовсе не частная аномалия, ведь «национальная элита» мыслит категориями стаи...

«Вместо того, чтобы копошиться в генеалогическом древе писателя, и обвинять его в ненависти к чеченскому народу и земле, господину Нухажиеву стоит прочитать повесть Германа Садулаева «Одна ласточка еще не делает весны». Если в ней не говорится о любви к своей земле и людям, живущим на ней, то о чем тогда она? Но зачем читать книги, когда нужно просто отчитаться за проделанную работу и получить приз?...» - отметил петербургский писатель Валерий Айрапетян в своем комментарии под сбором подписей Владимиру Лукину.

А ведь, действительно, прочитайте и поймете, что один человек своим словом больше сделал для проставления нации, чем вагоны правозащитников и когорты тех, кто причисляет себя к национальной элите...

Но едва ли будут. Зачем им какой-то Садулаев, которого больше не существует в их локальном космосе. Зачем читать книги, когда есть четкое понимание жизни у новых «национальных элит». «У русского народа таких писателей – «садулаевых» хоть пруд пруди» по мысли Нухажиева, а элита – одна, она стая в жесткой сцепке. Проблема эта вовсе не чеченская, а общероссийская.