Главное сегодня

08/12/2019 ВСЕ НОВОСТИ
25.10.10 11:30
| Просмотров: 1105 |

Поэтическая среда

Владимир Соловейчик

В минувшую среду я вернулся в свою юность. Зайдя в новый книжный магазин на Невском проспекте, я попал на вечер молодых поэтов. На небольшой эстраде девушка декламировала стихи. Нет, не декламировала. Она говорила с залом, обращаясь к каждому из нас, слушателей.

Пустые улицы и пустые дома,
Снег падает с неба, на котором всё вымерло.
Вертится, вертится, скрипя, Земля,
И никто не выкрикнет, смеясь, моего имени.

Я иду ранним утром, ещё не рассвело,
Я брожу по площади одна и плачу.
Почему, почему же так хорошо…
Потому что без людей не может быть иначе...

Руководители проекта «Среда обитания» решили предоставить площадку для выступлений двенадцати молодым поэтам и музыкантам. Тем, кто еще мало или практически вовсе не известен, не имеет ни книг, ни публикаций, ни широко растиражированных дисков. Тем, кого посещают вдохновение и тяга к творческому отображению движений сердца и огня души… Тем, кому еще нет и тридцати…

Я буду скучать по вам первые 200 лет -
Это дань за мой смех, когда вы ещё были рядом
Я буду верить в вас, пока с других планет
Не придут другие судьбы, сердца и взгляды.

И под моими словами молча вскипает лёд,
Превращаясь мгновенно из твёрдого вещества в газ
Однажды и в нас разбудит резкий толчок полёт…
Если вам так спокойнее, я буду молиться за вас.

…Казалось бы, простые слова, пусть и в рифму, знакомые каждому из нас эмоции. На то и жизнь нам дана, чтобы ощущать порою грусть и тоску, этот своеобразный недуг бытия, собственно и делающий нас людьми. Ибо что такое наша жизнь без лишних, зачастую абсолютно ненужных для сугубо прагматического дела сомнений? Без горьких мыслей наедине с самим собой? Без неизбежных борений с собственными слабостями и окружающей нас суровой действительностью? Без духовных усилий, без поиска абсолюта, не важно в лице ли единственного и самого важного в жизни человека или великой идеи, служение которой придает смысл всему совершенному, да и еще несбывшемуся, но чаемому?

Нет, знаете я не выдержу и столетье одна
Даже солнцу нужен кто-то, кому оно будет светить…
Крепкая верёвка и высокая злая сосна.
Господи, как мне быть, как же мне быть?

Боже, я схожу с ума, с ума
Как эти жалкие мысли в себе убить…
Я же так долго мечтала остаться одна.
Чтобы стать самой лучшей во всем, чтобы быть…

Смотрите…забавно… вас нет… я есть.
Вы уже стали легендой для трав и морей
Скоро я с птицами буду болтать о насесте
И позабуду слова «шестистопный хорей».
Я все ещё надеюсь, что так будет всегда,
Но через пару часов мечты рассыпятся в пыль.
Последняя запись.
Небыль или быль?

Девушки и юноши, собравшиеся в тот вечер на Невском, занимаются в самых разных литературных объединениях. Пишут стихи и песни о нашей с вами «среде обитания», о Петербурге, о книгах и поэзии, о жизни, о любви и ненависти, о политике и войне. Создавая поэтическую среду, которая так манила меня и многих моих «сверстников» по «поколению рубежа». Поколению, прекрасно помнящему жизнь на излете застоя и перестроечные годы, поколению, вкусившему сполна всех «прелестей» либеральных реформ. Поколению, могущему достаточно объективно сравнивать ту жизнь, исчезнувшую, канувшую в лету, но во многом обаятельную и приятную, и эту, нынешнюю.

Советская действительность, как бы кто к ней не относился, имеет в моих глазах одно неоспоримое преимущество. Абсолютно светское, далекое от всяких религиозных предрассудков, тогдашнее общество исходило из вполне рациональных положений: мир познаваем, прогресс в развитии человечества не остановим и потому всякая деятельность должна носить творческий и осмысленный характер. Отсюда – культ образования, науки и научного знания, огромное уважение и интерес к художественному творчеству, к литературе и искусству. Отсюда – многообразие форм эстетического воспитания, кружков, конкурсов, детских концертов. Отсюда - поиски юных талантов, олимпиады, научные общества, поэтические студии. Чего так не хватает последние двадцать лет нашей жизни.

И вот теперь, уже без усилий со стороны государства, а лишь доброй волей, тщанием и попечением любящих великую русскую литературу меценатов и подвижников потихоньку возникает атмосфера, в которой, быть может, вырастут новые таланты. Конечно, подлинный художник, по верному замечанию Дени Дидро, «достигает превосходства в своем искусстве лишь после того, как приобретен долголетний опыт, когда голова спокойна и душа ясна». Но начинать стоит уже смолоду. И потому прекрасно то, что у молодых питерских поэтов наконец-то появляются возможности сказать новое слово о жизни, о мире, попытаться своими руками «найти необыкновеное в обыкновенном и обыкновенное в необыкновенном». А ведь именно в этом, как отмечал все тот же Дидро, и заключается подлинное искусство.

…Я вернусь к тебе, милый, но вернусь не такой.
Не такой наивно-влюблённою, что ли.
А ты будешь всё тем же, как прежде порой,
Иронично-нежным, неловким до боли.

И мы вроде, малыш, остались такими же,
Только – как так получилось? – поменялись ролями.
Я люблю теперь ночь, нашу страсть и жизнь,
А ты любишь меня и любовь между нами.

Мы потом же опять под откос всё пустим,
Ты и сам понимаешь, не смотри с укоризной.
Но, ты знаешь, что было, останется лучшим.
Слышишь? Лучшим в этой чёртовой жизни.

Стоит, я думаю, запомнить автора процитированных мною строк. Ее зовут Екатерина Ворон. Будем надеяться, что все у нее получится. Как и у других участников поэтической среды.