Главное сегодня

06/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
22.02.13 20:10
| Просмотров: 559 |

Парень, готовый на все

Павел Смоляк, «Шум»

22 февраля знаменитый писатель Эдуард Лимонов отмечает семидесятилетний юбилей. Про его возраст любят говорить, испытывая восторг по поводу здоровья и внешнего вида литератора. Лимонова до сих пор можно встретить в компании красивых женщин и молодых охранников. Молодость – часть Лимонова, и его прозвище «Дед» скорее потешная погремушка, чем констатация прожитых лет.

Он не переиздает первый роман «Это я, Эдичка». За любые деньги. Боится. В романе, кроме тоски и мата, секс с мужчинами, любовь за деньги (или нет – так давно было, не помню), и в конце – типичный ответ советского подростка этому миру. «Я вас всех ебал в рот». С этой книгой он прыгнул в мире литературы и заявил о себе, хотя легендой стал заранее, променяв фамилию папы-чекиста Савенко на простодушный и совсем русский псевдоним Лимонов.

«Великий русский писатель» - тривиальное сочетание слов, которое и подходит Лимонову, и ничего не имеет общего с литературой Edward’a. Его книги – его биография, жизнь. Он давно смешал себя и своего лирического героя. В жизни – ошибки, проступки, на бумаге – геройство, исключительно оно. Кто поступил бы иначе? Лимонов давно перестал чувствовать нерв современности, плюнул на всех и теперь пытается диктовать свою «повестку дня». Не убеждает. Читатель, воспитанные на «Дневнике неудачника» и «Палаче» ждет от Эдуарда Вениаминовича молодой удали, страстных оргий и простых задушевных диалогов.

- Здравствуйте, мадам. Я вам нравлюсь?
- Да.
- А вы – мне нравитесь. Сколько у вас денег?
- Три тридцать.
- У меня два шестьдесят. Пойдемте купим вина и отправимся в мой грязный отель.
И отправились.

Откровенная порнография с флером романтики, впрочем, быстро перестала будоражить хитрые советские головы, возбужденные «Эммануэль». Секс в Советском Союзе появился скорее, чем книги Лимонова. Миллионные тиражи ничего не поправили. На знаменитой встрече в «Останкино» Эдуард, вернувшись навсегда на РОДИНУ, еще прибывает в заветной роли иностранца, который – о, боже! – лихо поет советские марши. Попугай из французской клетки. На французском TV, напротив, в советских солдатских галифе!

Лимонов старался быть серьезным («напишу книгу без упоминания слова «жопа»), особенно после пятидесяти, когда жизнь, казалось многим, может стремительно меняться каждый день. Никто не знал, что будет завтра. Завтра могло быть все или ничего. «Другая Россия» и «Моя политическая биография» - книжки-смешинки для молодых парней в черном: идеализация насилия и громкие пустые слова: «Я – фашист!». О, как его боялись! До этого, правда, Лимонов поспел с «харьковской трилогией» - пожалуй, собравшей самое лучшее от Эдуарда писателя и политика.

Лимонов мог статье значительным и выдающимся писателем, русским классиком с претензией на Нобелевскую премию. Неслучайно он поспешил занять нишу пророка, «совести нации» (он скажет, что не претендует, и соврет), освободившуюся после смерти Александра Солженицына. Однако Эдуард не тех кровей. И дело не в происхождении – мы все провинциалы. В глубине проникновения в мир. Лимонов решительно повидал многое, да поспел не там. Принимал участие в боях – примем и эту легенду. Оружие в его руках настолько же грациозно смотрится, как бокал с красным вином. Седая бородка выдает в Лимонове прежнего эстета. Жаль, Эдуард больше не шьет штанов. Художник Белкин однажды хвалил крой.

Лимонов как политик не состоялся. Его потуги избраться в Государственную Думу по одномандатным округам в девяностые (свободные годы, когда в парламенте заседали клоуны и фрики) не увенчались успехом. «Тогда был другой Лимонов», - сказал мне Эдуард в конце нулевых. Вряд ли. У Лимонова тех революционных лет возможностей хватало; предостаточно, чтобы стать лидером протеста, возглавить мощную партию, прорваться вперед. Красно-коричневые митинги в несколько сотен тысяч человек – до сих пор для Эдуарда Вениаминовича воспоминания и мечты. Народ, возмущенный итогами выборов в 2011 году вышел на улицы Москвы, проигнорировав призывы Лимонова собраться на площади РЕВОЛЮЦИИ, оставил его в показательном одиночестве. «Очень жаль, что либералов не побили по хребтам дубинками», - сказано лет пятнадцать назад, а как актуально! Он же: «Как бы там ни было, двадцать человек с железными прутьями могли наделать больше ущерба, чем все эти тихие миллионы».

Внезапно Лимонов, вечный оппозиционеры и главный раздражитель власти, дед, отсидевший несколько лет за преступление, которого быть не могло, пригодился шустрой циничной кремлевской братии. «Я приятен с виду, но ядовит», - цитата из «Дневника неудачника». Язвительные нападки на либеральную оппозицию «реабилитировали» старика, как в конце «лихих девяностых» роман Александра Проханова о Путина «Господин Гексоген» вывела из политического дрема «соловья Генштаба». Не представляю, чтобы сегодня какое-нибудь движение «Наши» кричало, срывая глотку, в его сторону: «Фашист!». Лимонов, конечно, не спелся с властью, но ей пригодился. Думаю, в этой роли Эдуарду Лимонову самому хорошо живется. Она скроена по точным лекалам. Edward наконец стал политиком, чье имя не гнушается цитировать федеральные телеканала в пропагандистских передачах. В 1996 году Лимонов призывал голосовать за Ельцина. И впрямь: что запретит в 2018 году ему сказать «За Путина!», ведь это ж практические нацбольское «Сталин! Берия! ГУЛАГ!».