Главное сегодня

04/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
01.11.12 18:10
| Просмотров: 282 |

Поэтом стал филолог?

Дмитрий Трунченков, «Город 812»

Когда я слышу, что стихи не читают, то всегда рассказываю историю о своем однокласснике-автомеханике. О том, как я дал почитать ему книжечку стихов Льва Лосева «Sisyphus redux», а он прочел ее от корки до корки и… зачитал. Вообще-то, мой одноклассник не совсем обычный автомеханик. Так, настольная книга у него – сборник Боратынского (он хранит в нем деньги). В общем, зачитанного Лосева они читали чуть ли не всем СТО.

Очень долго восполнить утрату было невозможно: сборник вышел маленьким тиражом и не переиздавался. Но вот теперь издано полное собрание стихов Лосева, шестьсот страниц стихотворений – с 1975 по 2009 год, почти 35 лет работы. Наконец-то их можно прочитать единым духом. Хотя, по правде, эффект от такого перечитывания оказался немного неожиданным.

Коллеги по цеху, другие поэты, когда пишут о стихах Лосева, оговариваются: да, каждая публикация Лосева была праздником, да, огромная утрата, колоссальное наследие – и в то же время неловко обходят стороной вопрос величины авторского дарования. Назвать его большим, значительным поэтом не позволяет профессиональная честность (пополам, вероятно, с завистью). Написать свои мысли как есть – не дают чувство такта, дружеские узы (не исключено, опасения, как бы не заподозрили в творческой, опять же, ревности). И как общее место во всех заметках – Лосев и Бродский: зависимость, попытка ее преодоления, не самостоятельный поэт, а поэт-спутник, поэт-тень другого, по-настоящему большого поэта и личного друга (в предисловии к одному из сборников, вошедших в книгу, Лосев признается, что начал писать стихи после отъезда Бродского, чтобы заполнить образовавшуюся пустоту).

Бродский говорил о себе, что он поэт, принадлежащий языку – на национальный поэт, не лирический поэт, не поэт-мистик – а рупор языка. А Лев Лосев – какой поэт?

Из одного стихотворения:

Живи, как пишешь, говоришь? Но что-то не живется,
а если что и пишется – так, на память записать.

Действительно, стихи Лосева очень чувствительны к оптике воспринимающего. Начнешь читать их как необязательные стишки на случай, «взрослые опыты» бывшего детского виршеплета – и они кажутся необязательной рифмованной болтовней. Но если настроиться на чтение высокой поэзии – не все, но многие стихотворения Лосева тотчас же предстают как поэзия незаурядная и, по нынешним прозаическим временам, редкая по уровню исполнения.

Дело в том, что идя от Бродского назад к Пушкину, пытаясь достигнуть пушкинского строфического, графического, тематического, ритмического разнообразия (у Лосева особенно часто ритмический рисунок не совпадает с метром), автору книги со скромным названием «Стихи» это по временам нет-нет да удается. Каков арсенал универсального поэта? – стихи лирические, стихи народные, сюжетные стихи, но также – мелкие безделки, безделушки, в которых форма особенно превалирует над содержанием. Так вот: Лосев – поэт, которому по-настоящему удаются такие безделки (недаром оригинальная графическая форма едва ли не для каждого стихотворения – его коронная «фишка»). Другими словами, большой поэт, из наследия которого как будто вынули все серьезное, лирическое, и оставили только виртуозные кунштюки, безделушки – но безделушки по-настоящему прекрасные.

Около шестидесяти с первого прочтения западающих в память стихотворений на книжку, стихотворений, к которым не сможет придраться самый строгий критик – это, на самом деле, очень и очень много. И, по-хорошему, сборник Лосева должен бы стать бестселлером не только в московском «Фаланстере» (там он попал в десятку продаваемых книг) – но и, например, в «Буквоеде».

Лев Лосев. «Стихи». СПб: Издательство Ивана Лимбаха. 2012 год