Главное сегодня

07/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
28.08.12 08:55
| Просмотров: 306 |

Всеволод Непогодин и его попытка № 3

Герман Садулаев

Питерский литературный журнал «Нева» приютил на страницах своего седьмого (июльского) номера повесть начинающего украинского прозаика Всеволода Непогодина. Повесть озаглавлена нерусскими буквами «Generation G». Что должно отcылать читателя к «Поколению П» Пелевина, ко всем потерянным поколениям западной литературы, а заодно к эссе «Г…нопоколение» самого Непогодина, кое эссе послужило, так сказать, зародышем для повести.

Ну и хорошо, как говорится, велкам. Мы здесь, на берегах Невы, рады всему новому и интересному. А повесть интересная и, во всяком случае, достойна и публикации и прочтения. И то, что автор с Украины (из Украины? от Украины? чорт, напишу по-нерусски: from Ukraine – окей?) впервые публикуется у нас в Питере – это хорошо и для нас. И для автора. И для Украины. Давай, подтягивайся, Малороссия! К высоким стандартам питерской прозы.

Это, как вы понимаете, был целевой вброс удобрения на вентилятор, чтобы спровоцировать традиционный диспут о древних украх и русской культурной оккупации. А дальше поговорим немного о самом тексте.

Первое, что может быть сказано, что уже было сказано и будет сказано ещё – текст не вторичен даже, а третичен. Ничего нового для себя по сути темы я не узнал. Всё уже было рассказано сначала Коуплендом, Уэлшем, Палаником, потом Пелевиным, потом Бегбедером, потом Минаевым и сам я что-то такое писал. В силу скучности темы как таковой, у Уэлша она разбавлена сильными наркотиками, у Паланика садизмом, у Пелевина буддизмом, у меня индуизмом, а вот у Бегбедера ничем не разбавлена, только апельсиновым соком. Мне это скучно, и, увы,

Непогодин пошёл в линию Бегбедера, а не в линию Гоголя-Булгакова-Елизарова, например. У Непогодина даже эпиграфом к повести идёт строка из Бегбедера. То есть, своим учителем Фредерика он признаёт. А мне в Бегбедере, как и в Непогодине, не хватает какого-то дикого поворота, живых мертвецов, чорта в ступе, инопланетян, не знаю, чего-то волшебного. Есть еще Уэльбек, но того отличает от Бегбедера милый моему сердцу тотальный бескомпромиссный пессимизм, тогда как скептицизм Бегбедера игрушечный: мир дерьмо, но всё иначе, когда у тебя в кармане миллион Евро и в постели супер-модель. На самом деле этот мир не место для джентльмена, сколько бы миллионов Евро и моделей не валялось вокруг. Но чтобы это по-настоящему понимать, а не имитировать, нужно или это иметь или послать. Но послать. А не пускать слюни.

В общем, дело здесь не только и не столько в литературе как таковой, сколько в духовном опыте. У писателя должен быть внутренний опыт. И не обязательно он выражается в его произведениях эксплицитно, но имплицитно он должен присутствовать. Меня не устраивает в тексте Непогодина сугубая имплицитная пустота. Когда всё, что написано – то и сказано, а за текстом ничего нет. Для обретения внутреннего опыта есть способы формальные: например, чтобы действительно жёстко и оригинально критиковать систему общества спектакля, общества потребления, нужно перечитать многие тома гидеборов, новых левых, фрейдо-марксистов и прочая и прочая – вовсе не обязательно им следовать и соглашаться с ними, но знать и иметь в виду их необходимо, имплицитно это будет присутствовать в тексте, а иначе вся критика будет на уровне бабушек с семечками на скамейке – гляди проститутки и наркоманы пошли – не интересно; для того, чтобы более глубоко и масштабно критически разбирать человеческую природу нужно изучать тот же буддизм, нужно просмотреть Ницше и более внимательно изучить Шопенгауэра, нужно прочесть штук двенадцать древнеиндийских книжек и полдюжины сочинений святых отцов. Но всё это ничего без неформального и сущностного способа обретения внутреннего опыта, который я описать не могу, но он строится именно на внутренней работе сознания.

Теперь о хорошем. Мне понравилась как рассказана в повести Одесса, да и Киев понравился, вообще понравилась Украина. Здесь какое-то живое и человечное всё. Ну да, провинциальненько. Но мило. И ещё трипы в прошлое, они хороши.

Как писатель Непогодин ещё очень молод и у него может быть всё ещё впереди. У него есть вкус, есть языковое чутьё, а, главное, есть та особая деформация, тот взгляд на мир, который делает из нормального человека – писателя. Дело за правильным развитием. И мне хотелось бы уберечь новичка от судьбы нескольких наших коллег, людей далеко не бездарных, но имевших завышенные ожидания к материальным результатам применения своего умеренного дарования и, по разочарованию, озлобившихся и превратившихся из писателей в сетевых троллей, в брызжущих ядовитой пеной и завидующих всему живому неудачников.

Чтобы избежать этой воистину жалкой и печальной участи, следует меньше внимания обращать на внешнюю сторону литературной работы – я имею в виду лит-тусовку и всё что с ней связано – а больше на свой внутренний рост; быть требовательным к себе и восприимчивым к миру. А не наоборот, как это бывает у нас, когда мы восприимчивы ко всем капризам своего жаждущего восхвалений и признания ума, и совершенно не требовательны к себе, а вот к миру – именно что требовательны, требуя от мира и того, и сего, не воспринимая однако же ни единого послания, ни единого знака, которые посылает нам мир, желающий нашего исправления и движения в нужную сторону.