Главное сегодня

06/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
06.06.12 02:40
| Просмотров: 228 |

Гей-пособие для авантюристов

Анжелика Клыкова, «Шум»

Ольга Погодина-Кузьмина нельзя сказать, что рискнула. Без «изюминки» в виде главных героев, больных «голубизной», вряд ли роман получился сочным и вообще читабельным. Кто утверждает, что любовь между мужчинами невозможно, однополые отношения – игра, поощрение похоти. Отнюдь, говорит нам автор «Адамова яблока», устами семнадцатилетнего Игоря, который влюбляется в богатого питерского строителя, а в него, мальчика-модель, добрая часть петербургских педерастов.

Сюжет дебютного романа опытного драматурга Ольги Погодиной-Кузьминой претендует на интригу, которая растет пропорционально перевернутым страницам (их почти 600). Манекенщик Игорь, чья красота поражает мужчин и женщин, прислуживает на открытии очередного бизнес-центра, который построил Георгий Измайлов с партнерами. Немного детской нагловатости и мальчик оказывается в постели похотливого холостого гея: жена погибла, сыну чуть за двадцать. Легкий флирт и секс заканчивается страстной любовью, которая приводит к печальному концу, а пока – на протяжении 450 страниц – мальчику исполняется 18, богатый дядя возит его по лучшим курортам мира, а, к слову, отчим Игоря – педофил с многолетним стажем.

«Это особый мир со своими традициями, ярким сленгом, сложившимся протоколом поведения», - описывает в одном из интервью автор гей-эпопеи мир своих героев. Сделать такой вывод, видимо, писательнице Ольги позволила долгая исследовательская практика и посещение специфических кругов «голубых» развратников. Но, судя по биографии драматурга, которая трудилась то в государственной, то в частной деловой газете, о тусовках не-таких-как-все она только слышала или догадывается.

«Яркий сленг» присутствует почти на каждой странице. Погодина-Кузьмина хорошо выучила хабальный язык низших слоев общества, проблема в одно: на этом «наречии» у нее говорят и миллионеры, и проститутки, и молодые мажоры, иногда, впрочем, некоторые герои, забываясь, предаются увлекательным беседам об искусстве, цитируя справочники или учебники по истории древнего Рима.

Быть может, гей-сообщество выразило фи дорогой Ольге, однако, откровенно говоря, трудно поверить, что некий богатый политик, поднявшийся в девяностых с комсомольского стульчика и через год плюхнувшийся в антикварное кресло английского монарха, устраивает гей-вечеринки с участием детей, которые носят фашистскую форму. Это, так сказать, преувеличение, только вот гипербола кочует из сцены в сцену.

Почти все герои «Адамова яблока» настоящие упыри. В присутствии сына главного героя дружки оскорбляют отца парня, смеются над его «пассией», а отец, как ни в чем не бывало, сначала ужинаем в компании сына и любовника, умничает, поедая неведомые для обычных ртов блюда, а после вовсе женится на сестре покойной жены. Сострадание вызывает лишь тетка юного гея, женщина молча и без лишних вопросов живет в современном мире и умирает от рака.

По всем законам драматургии в конце романа главный герой попадает в тюрьму не по гнусному навету, как в свое время Эдмон Дантес, но все же из-за любви. Посему во втором томе книги читателя ожидает появление питерского графа Монте-Кристо. Будет ли он мстить? Разумеется, тут к гадалке не ходи, правда, интрига сохранена: будет ли Измайлов поочередно менять наряды, приклеивать нос и выдавать себя за неизвестного ранее филантропа? Погодина-Кузьмина на данный счет лаконична: «Второй роман будет продолжением первого, но герои встретятся только в конце».

Ольга Погодина-Кузьмина. Адамово яблоко. М.: АСТ, Астрель, 2011 г.