Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
09.06.10 15:40
| Просмотров: 166 |

Ювенальная юстиция не любит мам

Екатерина Буркова

Не успели мы отойти от молниеносно принятой бюджетной реформы, как нас огорошили очередным законопроектным новшеством. Впрочем, новостью это можно назвать с большой натяжкой, так как закон «О внесении дополнений в Федеральный Конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» был принят в двух чтениях достаточно давно. Сейчас его продолжают продвигать – еще более активно, чем раньше. Но как обычно, об этом мало кому известно. Для тех, кто не знает: речь идет о ювенальных судах.

Социальная реклама про «первый и последний» шлепок выполнила свою задачу, заставив людей задуматься о том, что им предлагают. «Откажитесь от насилия», говорится в конце ролика – но что-то уж больно узкая грань проведена между насилием и шлепком, который на протяжении веков считался традиционной мерой в воспитательном процессе. Впрочем, это всего лишь единичная иллюстрация к целой системе, которая уже опробована на странах запада и теперь постепенно внедряется у нас.

Сам термин «ювенальная юстиция» понятен далеко не всем россиянам, не говоря уже о том, что за ним стоит. Выразить основную суть можно в нескольких словах: это комплекс мер по защите прав детей государством. Как оказалось, защищать в первую очередь нужно от родителей. Родительских прав лишали и раньше – в основном, за жестокое обращение с детьми, хронический алкоголизм и наркоманию, уклонение от алиментов. Но с этим справлялись (или не всегда справлялись) обычные судебные органы. Вместо того чтобы попытаться исправить и улучшить существующую систему, нам предлагают новую, которую, исходя из примеров европейских стран, очень сложно оценить положительно.

В так называемой «ювеналке» можно выделить два направления. Первое – контроль над семьями, воспитывающими детей, второе – более гуманный подход в осуждении и наказании несовершеннолетних преступников. Последнее кажется более или менее понятным. Ситуации, толкнувшие ребенка или подростка на преступление, могут быть самыми разными, тут действительно нужен индивидуальный подход, часто помощь психолога и возможность реабилитации вместо заключения, не говоря уже о мелких хулиганствах, когда бывает достаточно просто серьезного разговора. Но и в таких случаях надо помнить о существовании обратной стороны медали: чрезмерная гуманность может обернуться чувством безнаказанности и повлечь за собой сознательные повторные правонарушения. Что касается судопроизводства по «семейным» делам, то тут не все так просто, как может показаться.

Оснований, на которых вас могут признать плохими родителями достаточно для того, чтобы забеспокоиться. Согласно закону, ребенок имеет право на защиту от физического и психического насилия, эксплуатации, грубого обращения или оскорбления. Но что в таком случае входит в понятие насилия и эксплуатации? Между избиением и легким подзатыльником большая разница, не говоря уже о повышении голоса и попытках приучить ребенка к домашнему труду. Получается, что замечание можно приравнять к грубому обращению, а мытье посуды к эксплуатации детского труда. Бред, конечно. Но все мы прекрасно понимаем, что в государстве с таким уровнем коррупции как у нас, ничем хорошим это не закончится. Ювенальные суды наделены чрезвычайно широкими полномочиями, опротестовать их решение практически невозможно. И те, кому это будет выгодно, найдут в законодательстве кучу лазеек, для того чтобы трактовать ситуации в нужном им ключе. Сделать это будет не сложно, поскольку, как всегда, не прописаны основные понятия. Изложено красиво, но нет конкретики.

Особое внимание уделяется материальному положению семьи. За недостаточный уровень жизни, который будет мешать гармоничному развитию ребенка, родителей могут лишить родительских прав. Таким странным способом правозащитники собираются бороться с бедностью населения. Опять же непонятно, какую семью следует считать бедной: живущую в квартире, где штукатурка с потолка сыплется, или у которой в нужный момент не окажется на столе шоколадных конфет?

В соответствии с положениями ювенальной юстиции, права ребенка ставятся выше конституционных прав гражданина, его воспитывающего. Насколько это закономерно? Ведь ребенок – это еще не сформировавшаяся личность, он не может полностью отвечать за свои поступки и выбирать то, что ему действительно нужно, поскольку подвержен сильному влиянию извне. Безусловно, каждый нормальный родитель выступает за то, чтобы права его ребенка соблюдались, и он находился под защитой – государства в том числе. И детей действительно нужно защищать от социального произвола – ни один здравомыслящий человек с этим не поспорит. Но делать это нужно цивилизованно и законно, и забота о ребенке, в первую очередь, это забота о семье, в которой он растет. В областях, где ювенальные суды были введены в качестве эксперимента, например, Нижегородской, уже были зафиксированы случаи произвола с отбиранием детей у вполне нормальных родителей. Кстати, согласно поправкам в Семейный кодекс, вопрос о лишении родительских прав теперь решается в течение месяца, и может повлечь за собой выселение с жилплощади без предоставления другого места проживания в пользу ребенка.

Представители религиозных конфессий выступили с резкой критикой в адрес западной модели воспитания детей, делая акцент на том, что такое грубое вмешательство в частную жизнь семьи только разрушит ее. Законы о защите детей нужны, и сейчас этот вопрос стоит достаточно остро – но эти законы должны быть адекватными. И ювенальная юстиция не панацея от проблемы. Можно вполне обойтись существующими органами при условии их нормального профессионального функционирования. Если же новую систему судопроизводства создавать по уже «накатанной дорожке», то это совершенно бессмысленная мера, которая в лучшем случае приведет к нерациональному использованию бюджетных средств, а в худшем развалит и без того шаткое состояние общества, которое некоторые нескромно именуют «стабильностью».

По сути, не важно примут закон или не примут. Каким бы хорошим не был законопроект, он не будет работать правильно в неправильной среде. В обществе, где каждый сам за себя, где никому не интересно, что будет завтра, можно жить по любым законам. Кому надо, те выживут. Мы вообще уникально быстро привыкаем ко всему, что валится «сверху». Сохранять нейтралитет – самая прекрасная гражданская позиция, она избавляет от ответственности. К слову, сейчас все стремятся иметь какую-то гражданскую позицию: кто-то ходит на митинги, кто-то отказывается голосовать, кто-то не ест после шести. Не самовыражаться – стыдно. Но почему при этом никто не интересуется тем, что на самом деле происходит? Почему у нас большинство людей узнают о законах только после того, как те уже приняты чуть ли не в десятом чтении? Одни не хотят знать, другие, пользуясь этим, не считают нужным объяснять, в результате получаем то, что получаем: уровень жизни, который никого не устраивает, но принимается как данность.

Бессмысленно исправлять последствия, не затрагивая причин. В докладах правозащитников самое главное слово – «адаптация». Вместо того чтобы пытаться избавиться от зла, мы начинаем адаптировать его и адаптироваться сами. «Наша цель – адаптировать…» сирот, инвалидов, несовершеннолетних преступников, бездомных – этот список можно продолжать бесконечно. Цель нормального общества – жить так, чтобы таких социальных категорий стало меньше. И не путем их игнорирования, как это делается сейчас, – распихать по соответствующим учреждениям и пусть там адаптируются и реабилитируются, сколько влезет. Можно очень долго помогать адаптироваться наркоманам, совершившим преступления, но их будет становиться все больше и больше, потому что никто не собирается перекрывать каналы наркосбыта – слишком большая кормушка. Куда проще и экономичнее реабилитация. Проще забрать детей из семей, находящихся на грани нищеты, чем помочь им выбраться из бедности. Проще пополнять госбюджет огромными продажами спиртного, чем донести до людей мысль, что большинство детей с синдромом Дауна рождаются у родителей-алкоголиков. Адаптация и реабилитация необходимы, но не в качестве основной меры борьбы с социально-опасными явлениями.

Совершенной системы законодательства не будет никогда, не надо питать по этому поводу иллюзий. И ювенальная юстиция, скорее всего, будет официально признана частью нашей жизни. Хотя бы потому, что половина из нас не знает, что это такое и не торопится узнать. Куда как проще услышать по телевизору, что указ уже подписан президентом, и посетовать на «плохое» правительство, которое никогда не считается с общественным мнением. Мнением тех, кого не спросили и тех, кто воздержался от комментариев.

Читайте также
Один день для детей

Дети на экспорт