Главное сегодня

29/05/2020 ВСЕ НОВОСТИ
24.01.12 16:40
| Просмотров: 405 |

«Горячий август» в студёном январе

Валерий Айрапетян

«Везде есть жизнь, и тут была своя…»
И. Бродский. «Школьная антология»

Недавно меня пригласили на спектакль режиссера Дениса Замиралова «Горячий август» по сценарию Натальи Ворожбит «Смешанные чувства».

Общий набросок сюжета таков: в родную деревню, узнав о возможной кончине матери, приезжает Татьяна – ныне городская и состоявшаяся женщина средних лет, успешно впитавшая в себя большинство неврозов жителей мегаполиса. Сталкиваясь со знакомым, но давно утерянным укладом жизни, Татьяна невольно натыкается на конфликт за конфликтом, как в себе, так и в отношениях с близкими.

Расплывшаяся, забывшая в себе женщину, сестра Татьяны - Валя; сильно пьющий, грезящий «завязать» брат Валерик; и дочка Вали - Рита, мечтающая о легкой и беззаботной жизни; болеющая мать Татьяны, которая, стоя на пороге смерти, все еще надеется вдохнуть в семью некие смыслы, - все это бередит Татьянину душу и устоявшиеся представления. Брак Татьяны на грани распада, муж Костя отдалился от нее и, возможно, изменяет… Татьяне, чтобы продолжить движение вперед, необходимо найти себя заново.

Поиск новых путей вдруг становится необходимостью для всех героев.

Но сгоревший дом объединяет, прежде разобщенных, блуждающих в пустоте собственных иллюзий и разочарований героев, возвращает их к жизни, которую они разными путями пытались отрицать в угоду своим сомнениям, неверию и сложившимся обстоятельствам.

Спектакль затрагивает разные пласты. Тут и русская деревня в быстро модернизирующемся мире – ее «не-успевание» за этим миром; и разность восприятия реальности между горожанами и селянами; и идея соборности русского сознания; и трагедия человека, пытающегося излечиться от своих корней бегством в мир чуждый, но манящий обещаниями успеха, а также - трагедия его возвращения; о красоте жизни в соответствии с ритмом самой природы и жестокие повороты судьбы, которые нужно принять, как данность.

Ищущий зритель найдёт в спектакле свой ответ на свой вопрос.

Так уж получилось, что около десяти лет я прожил в деревне. Пять лет – в высокогорьях Армении, и столько же – в русском селе, на окраине Белгородской области, чьи тучные и маслянистые земли отличаются рекордным плодородием. Жителей этих равнинно-гористых селений, отдаленных друг от друга на тысячи верст, отличало одно удивительное и ныне парадоксальное качество – все они были человечными. В их жестах, манере общения, способности ненавязчиво предложить свою помощь, в их первобытной ярости и раскаяниях - проступал рисунок человека – человека, не успевшего забыть или подвергнуть сомнению суть и смысл своей природы.

Реакция критики на спектакль удивила меня еще больше, чем порадовала мысль о мотивации режиссера ставить спектакль о деревне, ее проблемах…

Правдивая книга Романа Сенчина - «Елтышевы», посвященная факту вымирания русской деревни, и полное игнорирование этой книги всеми российскими литературными премиями, на которые она номинировалась, сначала посеяли во мне зерно сомнения во вменяемости судей, но, после обсуждения спектакля Дениса Замиралова – сомнений не осталось. Столичные (московские и петербургские) критики настолько далеки от проблем деревни, настолько они брезгуют прикоснуться к сельскому быту, так супротивна и не близка этим людям сама идея не-города, что любое упоминание о селе, кажется, внушает им чувство глубокого оскорбления. Словно некто заставил их внимательно осмотреть гниющий труп животного.

Замечания критиков, такие как: «Почему на столе так много блюд из картошки?» или «Почему под столом стоит таз с яблоками?» - даже не претендуют на опровержения. С таким же успехом, например, нам бы пришлось объяснять вопрошающему: «Для чего человек надел шубу в тридцатиградусный мороз, если можно ходить и в шортах?», или: «Почему вы пошли к врачу, если так сильно заболели?»… На замечательные во всех смыслах вопросы такого рода лучшим ответом может стать лишь немая сцена, поскольку рациональный и внятный ответ, вероятней всего, не принесет никаких плодов при затраченных усилиях.

Урбанизированность сознания многих людей достигла уровня некоего магического универсума, который, пропуская через себя любые чувства и мысли, неизменно сводит всё к проблеме удобства существования индивида в условиях высокотехнологического (читай – праведного, правильного и оправданного) Города. Даже мысли о парном молоке замыкаются на брэндах популярных производителей молочной продукции…

Город живет иным.

Понятно, что проблема наркоманов, геев, гонимых интеллигентов, нацменьшинств, мясоедения и парникового эффекта намного важнее проблем деревни. Но ругательно-отчужденная позиция критиков к любой попытке рассмотреть эту проблему, заострить внимание на ней, выявить ее корни и предложить возможные пути решения – угнетает и поражает.

Остается надеяться, что любовь к стране, в которой мы живем, не очерчивается Садовым кольцом и питерским КАДом, а идет дальше – вглубь, туда, где колосятся поля, где горные хребты врезаются в море или из земель пышут гейзеры, где текут меж лесистых берегов реки, ревут бураны, пасутся коровы на склонах и на равнинах, опускаются туманы в низины, «окают» люди и ездят ещё трактора да мотоциклы…

Подлинное искусство театра рождает отзывчивость зрителя. Как ни крути – обойдя все формальности критиков и скептиков – это так.

Спектакль Дениса Замиралова меня, в общем-то, человека, привыкшего к любой форме подачи искусства – взволновал, вызвал живые ассоциации и образы. В конце концов, побудил написать эту статью. Я, получается, благодарный зритель.  

Следующий спектакль:
25 января в 20:00 Лаборатория ON.ТЕАТР (Санкт-Петербург, Жуковского,18)