Главное сегодня

07/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
27.08.11 21:50
| Просмотров: 148 |

Биеннале в Северной Венеции (ФОТО)

Роман Бурый

В Манеже до 4 сентября проходит X Международная Биеннале современного искусства. Кураторы выбрали тему «диалоги» для выставки и решили вступить в дискуссию с художниками из Саксонии, Норвегии, Англии, даже Японии. Веселые датчане распивали водку возле своей инсталляции - кажется, это единственное, что приобщает к диалогу в России.

Венецианское Биеннале понятно, зачем устраивают. Лучшие люди заключают контракты с художниками на оформление своих офисов, вдохновляются критикой общества: загрязнения атмосферы, озоновые дыры, оккупанты американцы в Ираке, скука потребительского общества. Но зачем смешить народ громким названием «Биеннале Диалоги» в Петербурге?

Выставочному залу «Манеж», а, скорее всего, Комитету по культуре захотелось отпраздновать 50-летие партнерских отношений с Дрезденом. Для этого они пригласили саксонских художников, а чтобы им было не скучно, и чтобы на выставку хоть кто-нибудь пришел, зазвали других артистов из 23 стран. Все действие назвали «Биеннале» и вроде бы глазу стало веселее смотреть на белое здание бывшей царской конюшни. «Уау! У Вас тожэ Биэналэ!», - улыбается проходящий турист.

Главная ошибка – в подходе. Бюрократический приказ создает тему, а под нее набираются художники. А чтобы легче было их всех объединить, нужно что-нибудь абстрактное и умное. Вот он – диалог. Художники общаются с миром, с обществом, друг с другом. Какая приятная картина: художники из Словакии, Польши, Германии, Японии - все объединились в Северной Венеции. А вот как реально объединить живопись, например, словацкого художника Игоря Бежка, который рисует абстрактный экспрессионизм и концептуальную инсталляцию «Убийство топором» норвежца Тора Берресена? Что их объединяет? С какими смыслами они работают?

Что касается размещения выставки, то это антисистема, возведенная в принцип. Непонятно, почему на первом этаже размещено современное словацкое, польское, русское, английское и японское искусство, а на втором этаже в основном немцы, норвежцы и датчане? У картин практически нигде нет хотя бы краткого описания творчества и художественного контекста. И ты начинаешь воспроизводить унылую практику: ходить от одной абстрактной картины к другой. Вот девушка на дереве польки Сесилии Малик, вот какой-то фотореализм от англичанки Каталины Ю.Собат, вот комикс финна Бамбу Хеллстедта Мимоходом и т.д. И причем тут диалоги?

Бамбу Хеллстедт нарисовал в примитивном стиле комикс о скорости жизни. Люди в машинах несутся мимо своей жизни, мимо Парижа, Хельсинки и даже мимо своей смерти. Художник как ребенок фиксирует быстрый дегуманизирующий мир взрослых. Они уже ни на что не обращают внимание. Средняя продолжительность рассматривания картин в «Манеже» – 15 секунд. Я засекал.

Любители природы и экологии, борцы в защиту Химкинского леса и Юнтоловского заказника найдут на выставке свои радости. Можно приходить с детьми и показывать, например, фотографию немца Дэвида Хэттипа «Кальмар ночью» или прекрасного оранжевого пуделя Катрин Баинго. Кураторы выставили на Биеннале лучшие работы фотофестиваля в Цингсте, маленького городка в Северной Германии. Название говорит само за себя - «Photography- for the love of nature».

Саксонские немцы отметились креативными скульптурами «Фейсбук» Зигфрида Хааса и «Девочка» Эльзы Гольд. «Фейсбук», наверное, единственный объект, который мне напомнил о теме диалога на выставке. Между двумя железными головами находится стена. Так что и диалог невозможен. А Эльза Гольд придумала что-то очень абстрактное. Белая груша, подсоединенная к какой-то продолговатой штуковине. Все это добро лежит на оранжевой мочалке в дырке черного куба. Интерпретации приходят только сексуального плана.
Среди немцев опять же полная эклектика: подсвеченные экраны Штеффана Буша, бумажные коллажи «Головы» от Франка Фоигта аля дадаист Георг Гросс и неоэкспрессиониская вещь Грегори Кунца «Иконостас» аля Отто Дикс.

Датчане запомнились распиванием водки прямо на выставке и акцией «Foreign Exchange». Людям предлагалось поменять свою одежду (футболку, рубашку) на то, что было развешано в примерочной. Кроме того, на обменянную одежду ставили метки текстильными красками по шаблону. Старые художники с радостью меняли свое тряпье с на европейский second hand.

Россию на «манежной» Биеннале представляли два художника - неизвестная Юлия Солина и известный петербургский фотограф Андрей Чежин. Наверное, единственное, что интересно на этой выставке, это его знаменитая серия с канцелярской кнопкой. Кураторы сделали такую мини-ретроспективную выставку Чежина. Приключение кнопки в истории живописи. Чежин пытался исследовать вклад художников в общее дело. Используя теорию Казимира Малевича о прибавочной стоимости, т.е. о личном вкладе художника, он как бы переизобретает стили великих. Здесь можно увидеть оммажи основателю концептуализма Дюшану, арт-брютовскому художнику Жану Дебюффе, дадаисту Джону Хартфилду.

Юлия Солина прошла на выставку возможно лишь по большому блату. Традиционные приемы, мрачная религиозная тема. Одни названия работ устрашают: «Покайтесь», «Проповедь», «Христос воскресе!» Последняя работа смешная: невеста идет и ведет за ручку зайца. Можно было бы сделать прикольнее, если бы заяц был из журнала Playboy.

На такие выставки на самом деле надо ходить, чтобы учится разглядывать плохое и неинтересное. Даже через такую странную презентацию, как в «Манеже», можно разглядеть какие-то тренды. Во-первых, искусство остается концептуальным, а значит форма может быть самой разнообразной. Во-вторых, искусство умирает в галерейном пространстве, особенно в «Манеже». Венецианская Биеннале была организована целыми художественными инсталяциями. Понятно, что масштабы другие. И все же картина как отдельный художественный объект просто скучна, если она не вписывается в какую-то инсталляцию, если зритель не попадает в другой мир. И, в-третьих, искусство развивается, но у нас никогда не будет адекватного концептуального аппарата для его объяснения