Главное сегодня

29/05/2020 ВСЕ НОВОСТИ
30.07.11 01:05
| Просмотров: 199 |

Отцы: живые, неизвестные, мертвые

Анжелика Клыкова, «Шум»

Журнал «Сноб» совместно с издательством «АСТ» выпустил антологию рассказов и коротких эссе «Все о моем отце». В толстом томе известные писатели и дети знаменитостей рассказывают о своих папах, с которыми жили, виделись редко или знают лишь по отпечаткам чужих чернил.

Журнальная версия проекта сильно разнится с книжным вариантом. Во-первых, прибавилось коротких и не очень эссе или мемориальных очерком (редакторы каждый раз выдумывали, как обозвать несколько нескладных слов некоторых авторов) детей известных актеров и просто известных людей об их неизвестных родителях. Во-вторых, книжный вариант потерял некую ауру и что ли интимность, которая была присуще «Снобу».

«Все о моем отце» - не антология в прямом понимании, скорее – набор рассказов и впечатлений. В книге одинаково представлены захватывающие рассказы и грустные, бесталанные тексты, но последнее объяснимо: доктор Рошаль, например, не должен хорошо писать, он врач, и его очерк заведомо обречен быть пресным. Расстроит текст Ларисы Рубальской. Как поэт она хороша, а прозаик из нее решительно никудышный. Куда лучше тексты профессиональных писателей – Захара Прилепина, Юрия Мамлеева, Александра Кабакова, Василия Арканова, Ольги Славниковой, Сергея Шаргунова и Эдуарда Лимонова, рассказ последнего, скорее всего, положил начало антологии, так как был впервые напечатан в «Снобе» уж очень давно.

Отцы у каждого автора разные. И если о некоторых мы знаем все, о других – совершенно ничего, и, честно говоря, ничего от этого незнания не теряем. Разумеется, кому-то станет интересно, кем были отцы Ларисы Рубальской или Леонида Рошаля, но таких, полагаю, единицы. Другое дело воспоминания Виктора Ерофеева об отце, личном переводчике Иосифа Сталина. Владимир Ерофеев недавно ушел из жизни и рассказ о старике, который впал в маразм, стал предсмертным. Бывший главный редактор русской версии журнала «Vogue» с любовью пишет о своем великом отце – хирурге. А Денису Евстигнееву, наверное, пришлось тяжелее всех писать об отце – звездном Евгении Евстигнееве, ведь очерк матери, Галины Волчек, соседствует в книге.

«Все о моем отце» еще хороший достоверный справочник, эдакая маленькая энциклопедия о жизни тех, кого любили миллионы, те, кто представал на телевизионном экране или на сцене театра. Ну кто за исключением профессионалов знал, что непревзойденный Герд мог легко пригласить к себе в дом десяток американцев, пировать с ними весь вечер и не обращать внимания на возможные вопросы от партийного начальства. Филипп Янковский, пожалуй, лучше всяких критиков и журналистов описал жизнь своего отца, Олега Янковского. С болью близкого человека, с умением в плохих качествах отца увидеть хорошее, прощать и не злится. Очерк Янковского-младшего интимен, слишком «не для всех». Здесь возникает вопрос: а надо ли обнажаться, нужна ли эта публичная попытка сказать, что не сказал тогда?.. А хотел ли? А готов ли? Много, в общем, вопросов.

В очерках о мертвецах (пускай это слово не смущает) много тоски – она объяснима, черных красок, нелепых, порой ненужных воспоминаний. Рассказ Федора Павлова-Андреевича до пакости ужасен, трудно поверить, что от мужа Людмилы Петрушевский в истории остался один диван, возлежа на котором, мужчина ушел на тот свет. Другое дело рассказ «Волга-волга» Антона Табакова. Сын известного Олега Палыча записал развеселый текст об отцовских чудачествах, о том, как не признавал в отце великого актера, до последнего отдавая пальму первенства в личном рейтинге друзьям родича.

Журнал «Сноб» летом подготовил другой тематический номер и объявил, что в конце года выйдет книга, тема – женщина. Пока очередной сборник только верстается, хочется пожелать редакторам поменьше самодеятельности, чтобы читатель не разочаровался, прежде всего, в авторах: Дапкунайте пускай играет в кино, создает тексты, скажем, Гуэрра.

Все о моем отце. Антология. Издательства: АСТ, Астрель, 2011 год.