Главное сегодня

06/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
18.07.11 11:55
| Просмотров: 201 |

Мат и неоклассика (ФОТО)

Роман Бурый

С 21 июля по 4 августа в галерее современно искусства AL GALLERY пройдет выставка Марии Арендт. Московская художница решила удивить публику вышивкой и матерными частушками.

Такого радикального жеста в искусстве скорее можно было ждать от петербургских художников, но никак не от столичных мастеров кисти и красок. Ведь Мария Арендт решила объединить две типично питерские темы: классическое пространство для вышивки Тимура Новикова и субкультуру алко-арт-группы «Митьки», породив таким ядерным симбиозом выставку «Шито-крыто».

Еще в начале 90-х Тимур Новиков провозгласил возвращение к классическому стилю, создал свою Новую Академию Изящных Искусств и начал делать свои знаменитые монохромные полотна. Для него это был тогда поиск нового жеста в болоте изжеванных радикальных течений разного искусства от импрессионистов и футуристов до поп-арта. Неоклассицизм был тогда самым непривлекательным движением, а Новиков сделал из него тренд, который до сих пор влияет на искусство. Достаточно посмотреть видео-арт «Пир Тримальхиона» группы AES+F, представляющий утопию классического, античного образа жизни или архитектуру нового торгового центра «Галерея» около Московского вокзала.

Мария Арендт взяла эту монохромность полотен Новикова и внесла в него новый контекст пересмешников. Классицизм как традиционный элитарный стиль сталкивается с фольклором. Частушка как форма свободного творчества, не подвластная и всегда готовая к эксперименту. В AL GALLERY в начале июля работала выставка тоже москвича Олега Ланга. Он, как и Мария, обращался к народному творчеству, но с другой художественной стратегией. Если Мария Арендт хочет поработать на столкновении идеалистических картинок с реальным творчеством масс, то Ланг изначально выбирает фольклорную форму для своих картин в стиле наивного искусства.

Мария Арендт вышивает на своих монохромных, черных, красных (не анархизм ли?) полотнах пальто, банку с килькой, оленя на горе, стол с инструментами, соборы, башни. Кажется, что все эти изображения находятся в каких-то пустынных пространствах. Это все пустые знаки без означающего. И только частушка под картиной оживляет эти знаки и задает контекст.

Ой, пальто, мое пальто!...
Не дает еб..ть никто.
Выйду в поле, закричу:
«Караул, еб..ть хочу!»

Килька плавает в томате,
Кильке очень хорошо.
Только ты, еб..на матерь,
Места в жизни не нашёл!

На горе стоит олень.
Золотые рожки.

Мужик бабу от..мел.
За кило картошки

Мат в народном искусстве имел функцию заклинания. Это запрещенные слова, табуированные обществом. Но в частушках они создают настроение веселья, раскрепощают человека для того, чтобы он смог насладиться вместе со всеми праздником жизни. Также и искусство всегда ищет эстетической революции в освобождении человека от рутины. Поэтому все поборники «чистого» искусства или «приличного» будут не правы, если будут обвинять в каком-то засорении и деградации культуры эту выставку. Мария Арендт чувствует пульс эпохи и стремится к подлинной свободе, которая возможна только в праздник, с водкой, килькой, с бабами и с веселыми частушками.