Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
25.06.11 18:55
| Просмотров: 298 |

Газилла. Новый сезон

Дарья Костромина, «Шум»

Часто продолжение фильмов, сериалов, книг оказывается скучным подобием первого произведения. Будучи согнанным с Охтинского мыса, «Газпром» перебрался в Лахту и попросил разрешение на строительство на этот раз 500-метровой доминанты. Эта песня хороша, начинай с начала.

И вот до боли знакомый проект, со слов расплывающегося в британской улыбке архитектора Тони Кеттла из бюро RMJM, выступавшего автором «Охта центра», оказывается навеян именно Лахтой. Первый приступ смеха собравшихся в зале вызывает попытка привязать форму небоскрёба к петербургским традициям: на экране плавно совмещаются шпиль Петропавловской крепости и силуэт башни. ОДЦ «Охта» так намекает на архитектурную схожесть двух этих вертикалей.

Настоящая комедия начинается, когда Кеттл сообщает, что стилобатная часть «Лахта-центра» прямо-таки повторяет форму Гром-камня — огромного валуна, служащего постаментом Медному всаднику и доставленного в город из Лахтинского разлива. Видимо, провидение водило рукой архитекторов, когда они готовили проект для Охтинского мыса, но уже сквозь дымку будущего узрели силуэты Лахты.

Перед началом слушаний зрителям демонстрируют ролик, показывающий то свалку, в которую превратилась земля у Лахтинской гавани, то пейзажи, украшенные стеклянной башней. В конце голос диктора бодро сообщает: «Вот что говорят о проекте бывшие противники Охта-центра», после чего на экране появляются цитаты Михаила Амосова (партия «Яблоко»), Александра Карпова (центр ЭКОМ), Антонины Елисеевой («Живой город»), якобы поддерживающих строительство небоскрёба в Лахте.

«Моё мнение, мягко говоря, исказили», - публично заявил Амосов. Также отреагировал Карпов по телефону. Антонина Елисеева пояснила «Шуму», что действительно давала некогда комментарий, считает, что Лахта в любом случае лучше Охты, и от этих слов не отказывается, но и 500 метров считает неадекватным размером. Правда, добавила Антонина, активно бороться против она не будет: в городе достаточно более серьёзных градозащитных проблем.

Андрей Никандров объяснил, что участок неблагоприятный: на 14 гектарах необходимо сохранить проезды, а также обустроить свободное место для пожарных машин, КПП службы безопасности. И поэтому площади не хватает, приходится отклониться от разрешённых 27 метров в 18,5 раз. Кроме того, грунт требует массивной подземной части, которая дохода не приносит. Чем выше башня, тем ниже удельный вес расходов на сваи в общей сумме строительства.

Почему соблюдение норм пожарной безопасности делает именно этот участок неблагоприятным и, самое главное, зачем компания купила плохую территорию, представители застройщика не пояснили.

Ролик, сделанный специалистами Института территориального развития, показал то, что и так было легко рассчитать: башню будет видно за стенами Петропавловской крепости, если смотреть на неё с Летнего сада, Дворцовой набережной, она возвысится над крышами Васильевского острова для наблюдателя, находящегося на Адмиралтейской или Английской набережной.

По сравнению с навязчивостью Охта-центра, возможно, это и мелочи, но они касаются главных невских панорам и петербургского символа — Петропавловки. Формально участок в Лахте отстоит более чем на 10 километров от границ исторического центра, и собственно градостроительные ограничения на него не распространяются (предельная высота 27 метров связана с маршрутами перелётных птиц). С другой стороны, объектом охраны в центре являются не только зданий, но и виды.

Старший научный сотрудник биолого-почвенного факультета СПбГУ Дмитрий Ковалёв призывает за птиц не волноваться: ещё в 80х годах они покинули Лахту в связи с разрастанием города и дноуглубительными работами. Но даже если 27 метров и не актуальное ограничение, утверждает Михаил Амосов, то снять его нужно через изменение Правил землепользования и застройки. Депутат Законодательного Собрания от КПРФ Сергей Малков предостерегает, что в противном случае ПЗЗ будут полностью обессмыслены и любой инвестор сможет обходить их через общественные слушания.

Татьяна Красавина из «Охтинской дуги» выразила сомнения в выгоде проекта для города. Технико-экономического обоснования инвестор сейчас не представил, а когда речь шла об Охте, это обоснование, по словам активистки, не выдержало критики. В город должен прийти крупнейший налогоплательщик, который наполнит бюджет деньгами: в ответ на это вице-губернатор Михаил Осеевский обещал Газпрому предоставить налоговых преференций на 60 миллиардов рублей, а затем власти выразили желание развивать транспортную инфраструктуру района на 140 миллиардов бюджетных рублей. Так, говорит Красавина, «вместо инвестора мы можем получить нахлебника».

Атмосфера в зале была традиционно напряжённой. Выступающим от Газпрома громко указывали на регламент противники башни, сторонники пытались перегудеть заболтавшихся, по их мнению, противников. Однако обошлось без файеров, акций прямого действия и ОМОНа.

По традиции, противников строительства обвинили в политической ангажированности. Молодой человек пару раз выкрикнул, что все борцы с Охта-, а теперь и Лахта-центром выражают интересы партии «Яблоко». На слушаниях, действительно, выступали два члена «Яблока»: Михаил Амосов и Борис Вишневский. А, например, Сергея Малкова и одну из лидеров левой организации «РОТ ФРОНТ» Тамара Ведерникова вряд ли можно назвать выразителями «яблочных» интересов.

Речи сторонников чаще всего начинались так: «Я просто петербуржец, к «Газпрому» никакого отношения не имею». В числе «простых петербуржцев» выступил Михаил Потёпкин, коммисар движения «Наши», Никита Кайзер, известный как активист «России молодой». Противников увещевали стать более культурными защитниками культурной столицы и не перебивать докладчиков. Казалось, не изменилось совсем ничего.

Рассматривать вопрос об отклонении от высотного регламента будет Комиссия по землепользованию и застройке.