Главное сегодня

07/08/2020 ВСЕ НОВОСТИ
30.05.11 00:55
| Просмотров: 153 |

Феномены двух десятилетий

Анжелика Клыкова, «Шум»

В петербургской галерее «KGallery» открылась уникальная выставка «Ленинград. 60-70». Авторы проекта попытались вспомнить, каким был город несколько десятков лет назад, его быт, архитектуру, людей, живших и работающих в самом красивом уголке Европы.

60-70-е годы прошлого века – это не только официальные выставки запрещенных художников, автомобили «Волга» и «Чайка» и Иннокентий Смоктуновский на сцене Большого драматического театра. Два десятилетие, по словам известных ленинградских художников и историков, – неоднозначная эпоха, которую до сих пор никто толком не изучил. Журналист и исследователь Петербурга Лев Лурье отметил, что самым крупным произведением по 60-70 годам является работа Леонида Парфенова, которого сложно отнести к классическим академическим ученым, а выставка в «KGallery» - «попытка начать размышление о том времени».

Разговор об искусстве в «советском гетто», естественно, не мог не перейти из узкопрофессиональной плоскости в политическую. Лев Лурье напомнил, что за «довольно долгий промежуток времени» сменилось аж четыре секретаря ленинградского обкома: Козлов, Спиридонов, Толстиков и Романов, которому совсем недавно установили памятную доску в Северной столице. По мнению петербургского историка, 60-е начинаются в 1956 году, когда, в частности, в БДТ приходит Товстоногов, а в Театр комедии Акимов, в Ленинграде проходит первая политическая демонстрация, посвященная выставке Пабло Пикассо. Заканчиваются 70-е в 1968 году, когда советские войска входят в Чехословакию, полагает Лурье, и «страну ожидает долгий период застоя», который, в свою очередь, кончается в 1978 году войной в Афганистане, когда «появляются ощущение, что скоро придет конец».

«У всех свои шестидесятые», - сказал культуролог, заведующий отделом новейших течений Русского музея Александр Боровский. «Общей книги нет», - согласил он. Боровский отметил, что мы стали жить в «стерильной стране, что неправда». Тронули критика слова Льва Лурье о мемориальной плите бывшему руководителю Ленинграда Романову: «Я в чем-то рад, что приделали доску Романову, этому отвратительнейшему типу. Хорошо, что этому мерзейшему человеку сделали памятную доску. Теперь все будут знать, что здесь жил палач культуры, антисемит, мерзкий и самодовольный человек».

Из искусства Александр Боровский вспомнил фарфор, в котором стали зарождаться признаки вольнодумия еще в 1949 году. «Откуда? С чего? – сам себя спрашивал культуролог и отвечал: - Черт его знает!» Вспомнил Боровский как вдруг появилась новая мебель, стали строить «хрущевки». «Сменилось мышление», - рассудил он. Появилась борьба в Союзе художников еще до деления на официальное и неофициальное искусство. Стиляги, сказал Боровский, давали визуальную свободу. Отметил зав отделом Русского музея расцвет издательского дела. Появилась первая книга Ван Гога. В СССР и Ленинграде появился дизайн, стали издавать серьезные книжки по искусство. «Появились другие шрифты, другие обложки», - проникновенно рассказал Боровский.

По словам доктора искусствоведения Дмитрия Северюхина, «усилиями партийных личностей Ленинград был провинциальным городом». Он считает, что город все 60-70-е годы балансировал между «природным» статусом столицы и реалиями жизни на периферии. Кроме всего, сказал Северюхин, все решения принимались в Москве, и все развитие Ленинграда шло под знаком преодоление запретов. «Были отверстия, в которые проникало свободное искусство с Запада», - заметил искусствовед.

Известный художник Анатолий Белкин заметил, что в 60-е годы не потерялась связь времен. В Ленинграде еще жили художники «старой школы, которые помнили настоящую художественную жизни». Да, согласился Белкин, они были закрыты, но все, кто стремился узнать, узнавали. «В системе глобального непущания были дыры», - сказал он. Два десятилетия XX века всколыхнули в памяти художника одну интересную историю, которая, по его мнению, отражает весь тогдашний настрой, правда, все действие проходило в Москве.

«Выходил журнал «Декоративное искусство» и была там фотография три на четыре, но цветная. Группа «Роллинг Стоунз». Мы взяли увеличительное стекло и увидели, что у Мика Джаггера потрясающие штаны из голубого вельвета. Эти штаны не давали мне спать. В Москве вместе с ныне покойным другом Сашей мы пошли и за 95 копеек за метр купили голубой вельвет лучше, чем у Джаггера. Единственный, кто мог сшить такие штаны, - естественно, лучший портной того времени Эдик Лимонов. В общем, Эдик много переезжал, у него были какие-то любовные истории, и наши денежки плакали, штанов мы не получили. Но, тем не менее, эта история воспринимается мной не то, что Эдик подлец и украл копеечные деньги, а как невероятное увлечение чем-то новым, которое помогало жить и дожить до наших дней», - рассказал Анатолий Белкин.

На выставке зритель сможет увидеть фотографии известных фотографов Дроздова, Геркуса, Шадрова, Тонду, Белинского и многих другие, которые оставили в вечности те незабываемые моменты покинувшего нас Ленинграда. Помимо прочего, 60-70-е - это и сенсационная выставка в ДК имени Газа, в которой приняло участие 52 художника. Впервые на ленинградских сценах выступают Мирей Матье, Эдуард Хиль, Эдита Пьеха. И, конечно, многое другое.

Выставка открыта до 25 августа в галерее «KGallery» (Петербург, Набережная Фонтанки, дом 24).