Главное сегодня

06/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
16.05.11 10:00
| Просмотров: 591 |

Человек-паук

Арсений Пригожий, «Шум»

Новый фильм Никиты Михалкова «Утомленные солнцем – 2. Цитадель» сокрушительно провалился в российском прокате. Режиссер, однако, не склонен паниковать. Михалков, говорит, что создал фильм на века, ведь картина о великой войне будет актуальна всегда, покуда существует Россия и жив русский человек. С кумиром согласен обозреватель «Шума» Арсений Пригожий, который в День Победы специально сходит в кинотеатр, и стал одним из, наверное, десятка петербуржцев, кто «Цитадель» теперь видел.

Какое совпадение, подумал я, вглядываясь в уникальные кадры на экране: происходит рождение мелкого насекомого, комара, - точно такого же, писклявого, ударив наотмашь, прибил накануне. Комар появляется на свет, это самка, «комариха», как ее называет Котов, летит вперед, через окопы, сквозь советских солдат и садится на щеку молодому офицеру-штрафнику, словно на мою щеку, - так представляю себе, закрыв в ту секунду глаза. И тут - бах! - слышу выстрел. Солдат потянулся прибить комара, наклонился ближе к щеке старшего, и тем невольно спас себя от гибели - от пронзительной автоматной очереди врага.

Никита Михалков перед премьерой фильма сказал, что хотел показать взаимосвязь всего в мире. Будь это комар, человек или кто-нибудь, что-нибудь другое. В «Цитадели» комар спасает одну жизнь, а паучок и мышка – тысячи, быть может, миллионы жизней. Но об этом после. «Цитадель» – фильм о рождении всего нового, об идеалах и вере – не обязательно религии. Котов, прошедший через ад тюрьмы и фронта, выжил и теперь – страшно подумать – сидит вместе с Иосифом Виссарионовичем и пьет чай. Помним, как в «Предстоянии» генералу снился сон: он окунает вождя в торт. Прошли былые обиды. Да и кто может быть сердит на Усатого? «Хороший напиток чай», - подливает Сталин влагу в белую кружку. Эх, хороший! Котов просит: «Еще можно?»

Надя Котова из пионерки превратилась в решительную медицинскую сестру. Она управляет грузовиком с раненными солдатами. Эшелон автомобилей движется вперед по полю и служит хорошей мишенью для фашистов, которые долго ждать себя не заставили. Несколько самолетов с ликующими немцами нависают над полумертвыми советскими героями, начинается заведомо неравный бой. Толстопузый гад в фуражке приказывает Наде гнать в лес. «Дурак, - стучат по крыше кабины, - убьешь нас». Котова изворотливо уходит от фашистских бомб, а в кузове, плача, рожает колхозная девица. Надя наставляет на приказчика дуло пистолета: «Выметайся». Тот вылезает и бежит, как ему кажется к спасительному лесу, да погибает, нет там спасения. Солдаты, кто как может, офицеры бывалые, у которых дома остались жены и дети, не брезгуя, а с таинством относясь к появлению на свет нового человека, принимают роды. Родился мальчик, сын немца. «Убейте его!» - просит мать. «Снасильничали?» - уточняет старик-солдат. Мать кивает. Кто-то поднимает голову вверх: немецких самолетов больше нет, как нет никакого живого вокруг. «Спас нас Иосиф Виссарионович», - сказал солдат, качая в руках младенца, названного в честь Сталина. Слезы на глазах Нади. «Когда же я увижусь с папочкой», - шепчут ее немые губы.

А Котов очухался, трясет щеками, руки в наручниках, за рулем автомобиля, который везет генерала в неизвестность, полковник Митя. Комдива везут на расстрел. Митя спокойно, без лишних слов и действий, тормозит уазик на берегу озера, отходит на безопасное расстояние и, раздевшись, окунается в воду. Уже чистый и с тем же ничего не говорящим лицом приказывает Котову вылезти из машины и ведет его в лес. Генерал, предчувствуя долгожданную смерть, рассказывает историю, как давно, когда был еще солдатом, вел точно также священника, который ему сказал, что придет время и на него, молодого Котова, найдется убийца. «Убил?» - спросил Митя про священника. «Убил», - удовлетворенно сказал комдив.

«Цитадель» - даже не фильм о войне, как таковой, а фильм о семейных ценностях. На мой взгляд, это «Анна Каренина», если угодно «Надя Котова», но только со счастливым концом, потому что не может быть иначе. Серега Котов в генеральском мундире, чуток со шрамами, приезжает домой. Вся округа в приятном ужасе: жив, а говорили, что… Не могут произнести слово, будто рыбы, замолкают навсегда, упиваясь радостью от барского пайка генерал-лейтенанта. Жена комдива растеряно гладит любимого мужа, повторяет: «Сережа, Сережа…» А на утро, после вечерней истерики, бежит с плюгавеньким, вечно болтающимся под ногами Кириком.

Отпустив (потеряв) жену, без дочери, которая черт знает где, жива ли? Котов идет фактически на смерть. Он, безусловно, смел, но на походе на цитадель его смелость умножается, к ней добавляется безнадега, обреченность и движет генералом исключительно взаимная любовь к Родине. Хлюпая из фляжки спирт, Котов готовится к наступлению. Приказ ясен: погубить немца русским человеческим мясом. Тысячи человек, вчерашних пианистов и поэтов, ожидают гибели. Сталин, объясняя генералу, почему его посадили и выпустили, говорит: только ты, друг мой Котов, можешь повести тысячи людей на смерть, и на твоем лице не дрогнет ни один мускул. Это была бы правда, Иосиф Виссарионович, если бы не был лагеря и войны, которые изменили генерала Сергея Котова.

Фронт изменил Котова, заставил верить и доверять людям, убрал с него налет барства. Комдив, избавляясь от противного прошлого, случайно оказавшись на свадьбе, дарит генеральские часы фронтовику-инвалиду. Он теперь с народом, он простой солдат, хоть и внешне генерал. Поэтому Котов бросает оружие и берет толстую палку, по такой же выдали каждому смертнику. Победить врага, воодушевить русского человека можно только примеров. Грош цена тому генералу, который в душе не солдат. Не случайно в начале фильма операцией «Цитадель» командует генерал-алкоголик, безумный вояка, одержимый субординацией и личной выгодой, - полная противоположность обновленному Котову.

Паучок, о котором я говорил в начале, сыграл, наверное, основополагающую роль во взятии цитадели. Вот она взаимосвязь всего и вся. Разумеется, ни Котов, ни тысячи русских, которые с палками шли на вооруженных до зубов фашистов, не узнают, что какой-то паучок, за которым потянулся фриц, спас жизни миллионам. Рука фашиста тянулась к насекомому, когда советский снайпер, завидев в окошке немца, одним выстрелом лишил его жизни. Враг упал, а после, как в сказке, мышка задела хвостиком свечку…

После просмотра «Цитадели» меня одолевали кошмары. Мне снилась война, но каждый раз я просыпался с улыбкой. Странно это: просыпаться после ужаса с улыбкой. Такова история нашей войны, объяснял я себе. Улыбками генерала Котова и Нади Котовой кончается фильм. Они встретились и навсегда остались вместе благодаря комарику, паучку и мышке. Я поднялся с кресла и вытащил из розетки фумигатор.

Утомленные солнцем 2: Цитадель
Режиссер: Никита Михалков
В ролях: Никита Михалков, Олег Меньшиков, Надежда Михалкова