Главное сегодня

25/05/2020 ВСЕ НОВОСТИ
10.03.11 11:35
| Просмотров: 223 |

Фигли-мигли

Роман Бурый

Неизвестный петербургский автор, скрывающийся под таинственным именем Фигль-Мигль, возвращается к мистике Николая Гоголя, Андрея Белого и Михаила Булгакова. Его Петербург - расколотый мир без движения, где живут фарисеи, неудачники-писатели, анархисты и варвары.

На площади Восстания находится гостиница «Октябрьская», на крыше которой можно увидеть две интересные вывески «Банк Санкт-Петербург» и «Ленинград – город-герой». Два несовместимых мира соединились в одной точке: советский и капиталистический. При абсолютной реальности того или иного мира они бы исключали друг друга. Но Петербург - город мистический, поэтому даже невозможное в Северной столице возможно.

Говорят, за дебютной книжкой «Щастье» автора Фигль-Мигль стоит какая-то интеллектуалка левого толка из Санкт-Петербургского Университета. Книга представляет Петербург не как современный город, где от Гостиного двора до Рыбацкого можно добраться за полчаса, а как город безвременья с серыми зонами. В конце 2010 года вышла книга у университетского преподавателя литературы Андрей Аствацатурова, который, кстати, тоже выстроил сюжет в районной перспективе. Но если Аствацатуров решил написать о детстве в конкретном спальном районе на площади Мужества, то Фигль-Мигль создает фантасмагорический образ целого города. Аствацатуров обращается к 70-80-ым годам, к советскому Ленинграду, а Фигль-Мигль – в пессимистичную футурологию Петербурга.

Главный герой «Щастья», Разноглазый, обладает сверхчеловеческими способностями. Современный Воланд ходит по Петербургу к своим клиентам и изгоняет призраков из слабых человеческих тел. У Разноглазого есть приятели: Муха-пижон, Жевка, несчастный учитель литературы и Фиговидец, по-видимому, аспирант из университета. У Жевки в Автово, оказывается, есть наследство от тетки: дом и огород. И друзья решают ехать вместе, потому что Автово находится в дремучих Джунглях. Никто не знает, где конкретно находится это загадочное Автово, приблизительно за Обводным каналом.

Так поездка в спальный район Петербурга превращается в путешествие Чичикова по России. Только траекториях путешествия не прямая, а по часовой стрелке. Едут друзья с Петроградской стороны на Выборгскую сторону, потом - Охта и Автово. По дороге им встречаются начальник отделения милиции Протез, доктор Марфа, группа анархистов во главе с Кропоткиным. С зубной пастой и кокаином друзья все-таки добираются до места.

На этом книжка не заканчивается, потому что есть вторая часть, которая абсолютно меняет перспективу изложения. Из road-fiction текст превращается в университетский роман. Фигль-Мигль, кажется, погружает читателя в жизнь интеллектуалов. Они собираются на закрытых собраниях, плетут заговоры. Есть там и древние авторитетные фигуры типа Аристида Ивановича, а есть простые исполнители-секретари, а по совместительству никому не нужные писатели. Каждый друг друга подсиживает, и все борются за архив Александра, который недавно скончался. Траурный марш с выносом гроба идет прямо по Малому проспекту до Смоленского кладбища.

Тема Армагеддона, которая пронизывает ткань романа, становится главной в рефлексии Разноглазого. Он приходит в современный город, как Воланд в сталинскую Москву. Но в отличие от Воланда, петербургский Разноглазый не всесилен: попадает в неприятные истории и все время мучается вопросами об апокалипсисе. Несколько раз герой задает вопрос, сколько дней осталось до конца света. И каждый раз получает противоречивый ответ: конец света уже состоялся.

Роман, выпущенный в черно-белой обложке скромным тиражом в 1000 экземпляров, бесспорно, станет культовым, потому что возвращает Петербургу его миф как города Антихриста. Петр I брил священные бороды и морил голодом крестьян на строительных работах. Теперь заговорила сама гоголевская нечисть.

Фигль-Мигль. Щастье. СПб: Издательство К. Тублина, Лимбус Пресс, 2010 г.