Главное сегодня

02/07/2020 ВСЕ НОВОСТИ
27.02.11 03:45
| Просмотров: 211 |

Этические моменты российского журналиста

Марта Иванова, «Шум»
Павел Смоляк (фото)

В Институте региональной прессы директор этой организации Анна Шароградская представила новую книгу «Этический кодекс российского журналиста как повод для дискуссии». Тоненькая книжечка, изданная тиражом в 500 экземпляров, по мнению автора, приглянется лишь будущим журналистам, но, возможно, и действующие воины пера найдут для себя нечто полезное.

Анна Шароградская метко заметила, что она представляет книгу, а не презентует, как могло кому-то показаться. «На презентациях наливают», - сказала директор ИРП. Шароградская задумала написать книгу два года назад, написал год назад, деньги на издания нашлись только сейчас. В небольшом зале института собралось около двадцати человек, из которых всего трое состоят в Союзе журналистов. Анна Шароградская специально попросила поднять руки тех, кто имеет отношение к профессиональному союзу – и голосование только подтвердило то, что все знают прекрасно. «Для начала надо разобраться, кто такой журналист?» - бросил в воздух предложение ведущий московский «Вестей» и сын автора, Аркадий Шароградский. Предложение показалось многие здравым, ведь обсуждать этику журналиста без понимания, кого же считать журналистом, по крайне мере, неправильно, однако Анна Аркадьевна повременила с обсуждением.

Книга состоит из обзора двадцати двух ситуаций. Шароградская называет их на американский манер «кейсами». В одном из кейсов описывается история с судом родственников убитого депутата Госдумы Галины Старовойтовой с газетой «Комсомольская правда». На представление книги пришла сестра политика Ольга и лично поведала, как обстояло дело.

«Еще не прошло сорока дней, когда в «Комсомольской правде» вышла статья, что Галину Старовойтовой убили за миллион долларов», - сказала Ольга Старовойтова. По ее словам, до сих пор находятся люди, которые верят этой статье, даже ее бывшая сотрудница однажды сказала: «Как я уважала твою сестру, ну что же она с деньгами связалась». «До сих пор идут волны от камушка, брошенного «Комсомольской правдой», - печально констатировала Старовойтова.

Ольга Старовойтова подала в суд на газету и суд выиграла. Процесс шел около года, судья постановил, что все, написанное в «Комсомольской правде», является клеветой и не соответствует действительности. «Представитель газеты рассказывал, что честь и достоинство может определить только сам человек, заканчивал так: «Мы с очевидностью приходим к выводу, что у трупа нет достоинства», то есть надо вставать и бить в морду, но это заседание суда, я все это выдержала», - сказала о деталях процесса Ольга Васильевна.

«Комсомольская правда» была обязана опубликовать опровержение, но до сих пор этого не сделала, хотя прошло более десяти лет. «Что вы мне посоветует? Встать в пикет у «Комсомольской правды»? Я не знаю, что делать, - попросила Старовойтова совета у присутствующих журналистов, добавив: - И это, безусловно, вопрос журналисткой этики».

Журналисты посоветовали обратиться за помощью к социальным сетям. А Анна Шароградская продолжила, на этот раз рассказав о «конфликте интересов», под этим она понимает ситуацию, когда журналист имеет материальную или иную выгоду от публикации или не публикации материала. Примером послужил очередной кейс со статьей Анна Мазепы, которая более известна в мире под фамилией Политковская.

В материале Мазепы описана история, когда Союз журналистов пригласил на пресс-конференцию некой страховой компании, которая пообещала за доброжелательный отзыв застраховать любого корреспондента на «кругленькую сумму». Как поступили журналисты (кроме автора заметки), нам неизвестно, известно только то, что страховые деньги пригодились бы семье Анны Политковской, которая была убита в Москве, а сама статья, по мнению Шароградской, свидетельствует, что журналистка «не продавалась».

Другие кейсы в книге Анны Аркадьевны заставляют читателя размышлять. Например, как бы поступил журналист на месте Елены Масюк, которая, «руководствуясь законом, кодексом журналист и личным убеждениям», отказалась выдать место положение террориста Басаева. Или правильно ли поступили журналисты, выкупив в 2000 году список погибших на подводной лодке «Курск».

Шароградская считает, что единственная газета в Санкт-Петербурге, работающая правильно с точки зрения этики, была газета «Мой район», но только при руководстве Дианы Качаловой, которой пришлось покинуть издание, и, как известно, именно из-за этических разночтений. Диана Качалова присутствовала на представлении книги и согласно кивнула, прокомментировав историю с фотографом газеты. Качалова уже не руководила газетой, когда репортер «Моего района» никому ничего не сказав, рванул в Белоруссию, где был задержан в день выборов президента республики. По мнению экс-редактора, фотограф «подставил газету», и отметила, что этика касается не только журналистов, но и редакций в целом.

Желтая пресса живет по другим законам, говорит Анна Шароградская, поэтому не попадает под действие этики журналиста. Заканчивая представление книги, директор ИРП все же не смогла придти к единственному выводу, как поступать и по каким законам жить российскому журналисту. Некоторые сравнивают Кодекс российского журналиста с десятью заповедями. К слову, Аркадий Шароградский сообщил, что 15 лет работает в СМИ, в том числе федеральных, но журналистам себя не считает. Как ему быть с этикой? Сошлись на том, что журналист должен самостоятельно решать жить ли ему по кодексу, законам или действовать по обстоятельствам.