Главное сегодня

06/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
26.01.11 18:25
| Просмотров: 210 |

Люди-инвалиды

Роман Бурый

Недавно в интернете появилась страшная фотография мальчика Ильи из детского интерната в Павловске. Худое, изможденное тело инвалида вызвало бурную дискуссию о существовании закрытых детских учреждений.

В России сегодня 563 тыс детей-инвалидов, у 150 тыс из низ диагноз «глубокая умственная патология». Большинство таких ребят находятся в интернатах, потому что родители отказываются от них. Но в этих «минитюрьмах» дети порой не находят элементарной заботы.

Конкретно в Павловском интернате, самом большом детском доме, где живут 550 человек, систематически нарушается право на жизнь, реабилитацию и образование. Дети находятся постоянно в антисанитарных условиях.

«Это здание еще сталинской постройки, там есть дырки в потолке, постоянные протечки», - рассказала уполномоченный по правам ребенка в Санкт-Петербурге Светлана Агапитова:.

Можно добавить, что там зарешечены окна, а в больших группах по 14 человек работает только одна нянечка. Поэтому если, например, случится какая-нибудь чрезвычайная ситуация, то она просто физически не сможет позаботиться обо всех детях, ведь сами дети не ходят.

Новые корпуса для Павловского интерната обещают построить только к 2025 году, а пока там нет достаточного количества душевых для мытья детей и колясок. Очень большие сложности со вторым этажом. Благотворительная организация «Перспективы», которая пытается помогать детям вместе со своими волонтерами, купила лифт для интерната, но до сих пор руководство не нашло средств, чтобы его установить.

В Павловском интернате нет игровых площадок, а дети постоянно лежат в кроватях. Из-за этого образуются пролежни, что только ухудшает состояние здоровья детей. Основная проблема связана с персоналом. С одной стороны, работают только медицинские работники. Их недостаточно (штат заполнен только на 60%), чтобы уследить за всеми детьми. Это значит, что на каждого работника приходится двойная нагрузка. А зарплаты для социальных работников в среднем 14 тыс рублей.

« В этой сфере очень большая текучесть кадров, престиж данной профессии низкий, а нагрузка очень большая: не многие выдерживают. Очень часты и нервные срывы», - заявила председатель профсоюза работников государственных учреждений и общественного обслуживания по Петербургу и Ленобласти Тамара Марченко.

С другой стороны, подобные детские интернаты являются очень закрытыми учреждениями и даже, если какая-либо благотворительная организация хочет помочь, им это сделать трудно. С детьми нужно постоянно работать, общаться с ними. Но если только поддерживать жизнь детей и не развивать их, то образуется «синдром госпитализма». Когда у детей нет ярких впечатлений и нет контакта со «значимым взрослым», то малыши начинают замыкаться, либо искать другие способы развлечения, например, отрыгивать пищу. 

«Сегодня нужно обеспечить общественный контроль над такими учреждениями и развивать волонтерские организации, которые могли бы работать с этими детьми»,- считает руководитель благотворительной организации «Перспективы» Марина Островская. Эта организация уже работает в Павловском интернате, но там постоянно возникают конфликты со штатным персоналом, потому что у них разное представление о реабилитации детей.

Главное, что предлагают общественные организации и правозащитники в этой сфере - это создавать общественные советы при интернатах, которые бы могли выбирать представителей интересов ребенка и контролировать социализацию детей. Только выбирать этот Общественный совет должна не администрация интерната, а внешняя независимая структура, например, региональные общественные палаты. Ведь на сегодняшний день опекуном и ответственным за здание детского дома является только администрация интерната, что неизбежно ведет к конфликту интересов. Сейчас они получают огромные деньги на ребенка, но правозащитники и волонтеры говорят о другой системе, при которой не будет таких больших детских домов как в Павловске.

Такая система уже выработана в Европе, когда ребенок находится в выбранной семье и сопровождается патронажной службой. Такие семьи специально размещают на первых этажах в домах, у них есть свои льготы. Но в итоге такая система функционирует эффективней и дешевле. Ребенок начинает выздоравливать, а значит, ему требуется меньше лекарств и т.д. Сейчас Россия платит на одного ребенка в год 1 миллион рублей. Кажется, что это довольно много, но эффекта от этого нет.

К сожалению, по-прежнему существует большая проблема с избыточной диагностикой умственной отсталости. С этим диагнозом многие дети живут даже, поступая в школу, а потом и в вуз. Врачам легче поставить самый плохой диагноз, чем развивать ребенка.

Член Общественной палаты РФ Борис Альтшулер считает, что это системная проблема. В 2001 году была проверка Прокуратуры РФ детских домов. Альтшулер рассказывает, что тогда вице-премьер по социальным вопросам Валентина Матвиенко написала на докладе: «Информация леденящая». Но до сих пор ничего не изменилось. Вместо того чтобы расселять по семьям огромные детские фабрики, планируется строить новые корпуса в интернатах.

Министерство образования России готовит новый закон о патронажном содержании, который должен дать зеленый свет для реформы.  А 1 февраля в Екатеринбурге президент Дмитрий Медведев будет встречаться с членами Совета содействия развитию институтов гражданского общества при Президенте РФ, где вопрос о гражданском контроле в детских учреждениях будет одним из главных.