Главное сегодня

05/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
13.01.11 15:05
| Просмотров: 329 |

Войн@ и мiр Пелевина

Роман Бурый

Виктор Пелевин выпустил новый сборник рассказов «Анасная вода для прекрасной дамы». Писатель остается резким социальным критиком, который претендует на лавры Льва Толстого. В книге много Путина, Буша, ФСБ, буддизма, Шивы, Кали, английского языка. Но где же человек?

Ведущие российские литкритики Лев Данилкин и Виктор Топоров захвалили новую книжку Виктора Пелевина «Ананасная вода для прекрасной дамы». Литературный мэтр держит планку и в своем последнем сборнике рассказов оправдал все надежды  читателей. Что ждут от Виктора Олеговича? Внимание, торговая марка. От мастера слова ждут разбавленной мистики, умных буддистких слов и острот. Всегда почему-то припоминают только одну: «Солидный Бог для солидных господ». Также Виктор Пелевин славится острой социальной критикой политического режима. Для него режим это всегда какая-то тайная организация, которая либо совершает безумные полеты на Луну («Омон Ра»), либо обманывает население с помощью подставных фигур («Поколение П»), либо просто сосет кровь со своего стада, употребляя «дискусрс» и «гламур» («Священная книга оборотня»). Когда политики нет в реальности, она перемещается в искусство. Участники арт-группы «Война» сидят за перевернутые милицейские машины в СИЗО, а Виктор Пелевин выпускает резкую политическую сатиру 150 тысячным тиражом по 340 рэ каждая. У каждого, конечно, свой путь. Но не стоит удивляться, когда на политический митинг никто не приходит, хотя каждый прочитал последнию книжку про зенитные кодексы Аль-Эфесби.

Виктор Топоров пишет, что Пелевину удаются больше сборники, чем романы. Не знаю, как раз его романы 90-х - «Жизнь насекомых», «Чапаев и Пустота»  - и прославили. Хотя поздний Пелевин пишет лучше именно короткие вещи. Прохладно была встречана книга про Льва Тольстого «T», которая получила на премии «Большая книга» только третье призовое место. Первое, кстати, занял враг Пелевина - литкритик Павел Басинский, написавший по иронии судьбы non fiction про того же Толстого. Если сравнить Пелевина с другими литературными производителями, например, с Захаром Прилепиным или с Романом Сенчиным, то по тиражу он, действительно, выделяется. Пелевин, наверное, и чувствует себя как такой законодатель мод, мыслитель.

В 2009 году на сайте Openspace проводился опрос, кто лучший интеллектуал сегодня в России. И победил тогда именно Пелевин. Такие же настроения у российской интеллигенции были и на рубеже XIX-XX вв. по отношению к Толстому. Если телеканалы и всякие оппозиционеры нам врут, то всю правду-матку расскажет Он - Писатель с большой буквы. И Пелевин нетривильно рассказывает, как он видит мир, что такое Боги, что такое механизмы, что такое войн@ и мiр. Последнее, кстати, является маленьким подзаголовком ко всему сборнику.

Понять название книги можно только, если дойдешь до последнего рассказа «Отель хороших воплощений», в котором маленькая неродившаяся девочка беседует с ангелом. Они присутствуют как бы в высшей реальности, но видят, что происходит на земле. На Рублевке сидят «конкретные» мужики, а к ним приезжают проститутки. И один бизнесмен уединяется с девушкой. Должен произойти момент зачатия, и ангел говорит, что ей суждено родиться в Лос-Анжелесе, как и принято у нуворишей. Потом она будет «радовать светлые умы, вгрызающиеся в наномир и в друг друга». Ангел уже открыл путь для маленькой девочки, чтобы зародить семя. Но девочка отказывается рождаться. Тогда ангел уничтожает девочку, потому что она была только его мыслью, формой. «И все стало Тем, что было и будет всегда». Здесь Пелевин заканчивает сборник совсем толстовским моралином.

В начале XX века Владимир Маяковский отказывался от буржуазной реальности словами: «Я лучше в ресторане блядям буду подавать ананасовую воду». В XXI веке Виктор Пелевин эту реальность исследует и приводит в состояние абсурда. Для него и важна вообще-то только реальность или идеи ее порождающие, а герой-только материал, с которым можно сконструировать интересные ситуации, которые более понятно могут эту реальность объяснить. Завистники и неудавшиеся писаки упрекают Пелевина, что ему надо было философские книжки писать, а он выбрал коммерчески выгодную литературу. Пелевин делает свое дело и создает свой мир. Это не тот субъективно-плаксивый мир различных маргиналов от Лимонова до Аствацатурова, где все начинается на Я. Пелевину интересно сознание массового человека, вот он его как может и исследует с помощью литературных приемов.

Сознание обывателя сейчас абсолютно дуалистично: свои - чужие, плохой Буш - наши парни из ФСБ. Только в современной России возможно, чтобы бывшие шпионы типа Лугового или Анны Чапман занимали какие-то общественные должности. Поэтому почитать про то, как наши парни в качестве Бога и ангелов являлись Джорджу Бушу и приказывали ему начать войну в Ираке, одно удовольствие. Пелевин, как и всякий крупный художник, - барометр общества. С нулевых писатель занимается исключительно социальной сатирой, эдакий Салтыков-Щедрин нового века. Я против социальной сатиры ничего не имею, я даже за. Только Лев Толстой и Салтыков-Щедрин совершенно разные по значению писатели.

Виктор Пелевин. Ананасная вода для прекрасной дамы. М.: Эксмо, 2011 год.