Главное сегодня

01/06/2020 ВСЕ НОВОСТИ
08.01.11 12:30
| Просмотров: 129 |

Роман-вонючка

Павел Смоляк, «Шум»

В прошлом году писатель Валерий Попов с заговорщицким прищуром спросил у меня, в чем популярность петербургского филолога Андрея Аствацатурова. Дебютная книга преподавателя иностранной литературы «Люди в голом» разошлась феерическим для современного времени тиражом, что-то вроде 20 000 экземпляров. Вопрос писателя Попова застал меня врасплох, и все притом, что я сам, долго наблюдая успех Асвацатурова, пытался понять его составляющую.

Вторая книга Аствацатурова, вышедшая под занавес 2010 года, не произвела того же успеха, что «Люди в голом». Издатели – черствые люди – не поверили в новую вспышку обожания внезапно обретшего популярность автора. «Люди в голом», написанная обычным ровным русским языком не только покорила читателя, но вышла в финал самой престижной литературной премии «Национальный бестселлер», и чего там говорить, могло произойти все, - к счастью, дебют филолога не удостоился ни одного голоса жюри.

Вторая книга Аствацатурова ни чем не отличается от первой. Разве что более структурирована, в том плане, что каждый рассказ выглядит органично, нет резкого обрыва, перескакивания с одной темы на другую. Все ладно, проще говоря. Однако с точки зрения юмора, которым некоторые товарищи наделяют питерского филолога, сборник новелл провален. И вот почему.

«Скунскамера» смердит нафталином лишь от одного названия. Любой, родившийся и живущий с детства в Петербурге (Ленинграде) называл Кунсткамеру «Скунскамерой». Обычное детство, когда все переиначивается, сарказм выходит на первый план, а ценности, проносимые взрослыми через годы, не имеют даже малого отношения к бесшабашной детской жизни. Новая книга Аствацатурова о детстве. Впрочем, есть небольшие вкрапления, размышления на заданные темы. Странно, что «Живой Журнал» университетского преподавателя пуст, ведь «Скунскамера» на половину состоит из банальных записей (постов) в блоге. Издать их мог только неуверенный в себе камикадзе.

«Скунскамера» - плачь по хорошему советскому прошлому. И, если говорить о советском детстве, то все лучшее было у Андрея Аствацатурова, - конечно, мы верим всему написанному в книжке. Сорокалетний автор вспоминает ларьки с пивом, общежитие для иностранных студентов, первые ругательства в школе. Кстати, все истории Аствацатурова никогда ни чем не кончаются. Поправьте меня, если будет интересно читать о том, как какая-то студентка приняла «Евгения Онегина» за Евгения Онегина и просит порекомендовать что-нибудь из него прочесть. Слово «лопата», пожалуй, смешнее и увлекательней.

Аствацатуров попал только в одном: образ маленького Андрюши описан категорично поэтично, не подкопаешься. Был ли таким автор в детстве – оставлю за полями, в данном случае говорим о вымысле, но не забудем частые признания автора, дескать, он напрочь лишен фантазии и не умеет врать. Читателю остается только верить автору, следить за приключениями его маленького героя, а все истории из «взрослой» жизни по-хорошему лучше выкинуть. Аствацатуров, рискну предположить, мог бы написать хорошую книжку для детей или подростков, только, боюсь, ни один издатель ее не напечатает. Чего-чего, а дети у петербургского филолога матерятся на каждом шагу. После «Скункамеры» слово «жопа» или, например, «женский хуй» выглядят обычными шалостями, как слово «дурак».

«Скунскамере» хочется все простить. Подумаешь, на каждой второй странице опечатки, не хватает кавычек, тире, запятых, лишние буквы – видимо, торопились издатели, хотели поспеть к Новому году. Нет, той популярности, что снискали «Люди в голом» у Андрея Аствацатурова больше не будет, а жаль, ведь «Скунскамера» добрей, и, по мне, лучше бы автору вернуться в прошлое и поменять книжки местами, выбросив всю ересь о якобы интересных университетских друзьях, добавить трагедии того времени и ласково подмигнуть читателю, наконец, поставив точку в конце рассказа.

Беда Аствацатурова и его книг – местечковость, они плюс ко всему живут, как бабочки, - тлеют за сутки. Отвечая тогда на вопрос писателя Валерия Попова, я сказал: «Все дело, что у Аствацатурова много студенток, и, как говорят, они от него без ума. Вирусная реклама, сарафанное радио… Разве вы, скажем, будучи студенткой филологического факультета не купили бы остроумный роман «родного» преподавателя, где он рассказывает, как всемирно известной Уэльбек просил снять проститутку?»

Андрей Аствацатуров. Скунскамера. М.: Ад Маргинем Пресс, 2011 г.