Главное сегодня

08/12/2022 ВСЕ НОВОСТИ
20.12.10 18:00
| Просмотров: 1514 |

Режиссер ответил Человеку

Павел Смоляк, «Шум»

Режиссер Дмитрий Месхиев написал ответное открытое письмо заслуженному актеру России Михаилу Трухину. Напомним, легендарный «мент» попросил Валентину Матвиенко «выйти из «Мерседеса» и посмотреть в глаза родителей двухлетней девочки, которая погибла из-за безалаберности коммунальных служб, не убирающих снег, - что стало причиной страшной драмы.

Михаил Трухин изложил свои претензии к городским властям эмоционально и прямо, посоветовав губернатору, которая ответственна за порядок в городе, уйти с должности, раз не может исполнять свои обязанности. На этот призыв не мог промолчать представитель творческих профессий из стана власти. Так повелось, что «интеллигенция» делится на ту, что с властью, и на ту, что за справедливость. Режиссер Месхиев не просто за губернатора Матвиенко, с ее позволения в Петербурге работает современная киностудия (на фоне уничтожаемого «Ленфильма»), которой руководит режиссер, снимающий весьма посредственные фильмы, но сейчас не об этом, на личности переходить неверно.

Режиссер в письме говорит, что был ярым сторонником постройки 400-метрового стеклянного небоскреба «Газпрома» напротив Смольного собора. После волны митингов, писем от имени президентастраны, выступлений на весь мир известного Александра Сокурова и классика ленинградской литературы Александра Кушнера, стройка была прекращена. «Поставлена точка», - сказала Матвиенко, комментируя решение правительства города и газового концерта об отказе возводить стеклянного монстра.

На стороне сильных был Дмитрий Месхиев вовремя конфликта в Союзе кинематографистов. Плевав на справедливость и совесть, он встал на сторону Никиты Михалкова, который не гнушался вранья с высокой трибуны, причаливая на съезды киношников на автомобиле с мигалкой, подчеркивая тем самым, кто в доме хозяин, а Месхиев в этом доме желанный гость, почти родственник.

Нынче Месхиев удивлен письмом Михаила Трухина и миллионами отзывов солидарности на него.

«Я вижу, что на улицах работает техника, снег убирают и вывозят, и сосульки с крыш сбивают», - пишет Месхиев в ответ на слова Трухина: «Питерские дворы и улицы уже вторую зиму напоминают ад. Люди вынуждены ходить не по тротуарам, а по проезжей части, рискуя жизнью».

Дмитрий Месхиев не понимает, почему все «претензии адресованы Валентине Матвиенко». По его словам, актер должны играть, режиссер - снимать кино, а губернатор - «руководить профессионалами, которые решают городские проблемы». Но в том-то и дело, господин режиссер, который давно не снимает кино, а клянчит деньги из городского и федерального бюджетов на свою студию, что, если бы Матвиенко руководила профессионалами, то снега не было б. Все чиновники, повинные за прошлый снежный коллапс в Санкт-Петербурге на своих местах. Вице-губернатор Сергеев, призвавший жителей города прекратить «жить иждивенческими настроениями» и идти самостоятельно убирать снег с улиц, сегодня на своей должности и с трибуны Законодательного Собрания Петербурга вещает, что снег убирать будут, но редко, а лучше подождут, чтобы он растаял, ведь убирать улицы и проспекты во время снегопада затратно. Зачем убирать? Чиновники по улицам не ходят, как и господин Месхиев.

Циничность слов Дмитрия Месхиева не поддается оценке. Обычный призыв убирать снег, то есть выполнять свою работу, за которую мы, жители Санкт-Петербурга, исправно платим, режиссер сравнивает с призывами громить выходцев с Кавказа, как это было несколько дней назад на Манежной площади в Москве.

«Худшее, что можно сегодня сделать для города – это попытаться ее (ситуацию – «Шум») дестабилизировать. Искренне верю, что люди, считающие себя патриотами Петербурга, это поймут», - заканчивает свое письмо Месхиев.

Вот так. Как хотите, так и понимайте. А лучше никогда ничего не требуйте от власти, иначе вы не патриот, а скажете в голос, мол, верните наши деньги – будете «дестабилизировать ситуацию».

Заканчивая, только повторю, что написал чуть ранее.

Лидеру «Единой России», который по недоразумению занимает должность премьер-министра России, во время «общения с народом» задали простой вопрос: «Вам не стыдно?» «Мне не стыдно», - ответил Владимир Путин.

Им всем не стыдно. 


Открытое письмо Михаила Трухина губернатору Санкт-Петербурга Матвиенко В. И.

В среду в Санкт-Петербурге, в обыкновенном дворе в Невском районе среди бела дня произошла страшная трагедия. Мусоровоз переехал двухлетнюю девочку, которую родители везли на санках. Можно списать это на несчастный случай, на злой рок и прочую ерунду, которая уже не имеет никакого отношения к погибшему ребенку. Но правда в том, что питерские дворы и улицы уже вторую зиму напоминают ад. Люди вынуждены ходить не по тротуарам, а по проезжей части, рискуя жизнью.

Так получилось, что я уже шестой год живу и работаю в Москве. Но Питер остается для меня родным. Я здесь рос и учился. Мне не безразлична его судьба и люди, которые здесь живут. Я приезжаю сюда на съемки, иногда по нескольку раз в неделю. И я вижу, как Вы не любите мой город, как Вы унижаете его жителей. Ни в одной цивилизованной стране я не слышал ничего подобного! В прошлом году Вы предложили населению взять в руки лопаты и тазики и убирать дворы самим. И мне хочется спросить: "А не треснет лицо у нынешней власти от такой роскоши?! (Долго подбирал благозвучный эквивалент этому выражению, но не сумел). И не отчисляет ли население городскому ЖКХ колоссальные деньги ежемесячно, согласно коммунальным платежам?.. Куда деваются эти деньги?!»

В прошлом году, судя по Вашим утверждениям, вся снегоуборочная техника "вышла из строя" - наверное, так и есть. Ни одной снегоуборочной машины в Санкт-Петербурге прошлой зимой я не видел. Последний раз я был в Питере 13-го и 14-го декабря этого года. Сосульки шестиметровой (!) длины висели на каждом доме Невского проспекта и прилегающих улицах. О других районах и говорить не стоит. Все въезды в дворы завалены снегом. Сами дворы не убираются вовсе.

Меня, как и Вас, по городу возит машина с водителем. Только маршруты у нас разные. Вы - по набережным и проспектам, ведущим за город или в аэропорт. Их регулярно чистят, по нескольку раз в день. Я же езжу вдали от этих трасс - чтобы не встать в пробку, когда Вас пропускают. И я, судя по происходящему в городе, вижу больше, чем Вы.

Откройте, пожалуйста, бронированное стекло, Валентина Ивановна. Посмотрите в глаза родителям той девочки, которой уже нет и не будет никогда. Сдавайтесь и выходите с поднятыми руками. Найдите в себе силы передать город человеку, который будет его хотя бы убирать. Или возьмите тазик и красную лопатку и вместе со всем Смольным выходите на улицу. Отрабатывать деньги налогоплательщиков. Вы им должны с прошлой зимы.

Издревле на Руси была примета: тот хозяин хорош, у кого на крыше сосулек нет, а хозяин теплом дорожит, экономит. Вы об этом не знали, Валентина Ивановна? Просто изолируйте крыши - и не будет течь. В коляски снег не будет падать. Я, как человек с высшим гуманитарным образованием, и то это понимаю. Или для этого надо собирать комиссию по нанотехнологиям и, в который уже раз, пускать по кругу бюджетные деньги? И, коль скоро зашла об этом речь, почему в Питере коммунальные службы не работают по ночам, как в Москве, когда им не мешают прохожие и поток машин? Они что - из другого теста сделаны? Врожденная интеллигентность мешает? Менталитет не тот?

Страшной трагедии можно было избежать, если бы Вы извлекли урок из предыдущей зимы. Зима же каждый год является для Вас стихийным бедствием. То лопат нет, то снегоуборочная техника "одета" в летнюю резину.

Я видел кинохронику блокадного Ленинграда, я знаю блокадников, которые пережили те страшные зимы. Вы подводите город к этой черте. Мне стыдно смотреть в глаза иностранных туристов, которые, спотыкаясь и падая, преодолевают центральные улицы города, как на войне, по проезжей части, между потоками машин, потому что тротуары и пешеходные переходы завалены снегом. А ведь они приехали в "культурную столицу России". И Вам, конечно же, все равно, что до дома Пушкина на Мойке и до Спаса на Крови им не добраться - транспорта такого нет, а пешком опасно.

Я человек эмоциональный - иначе бы, наверное, не работал артистом. Но я никогда не писал гневных писем в газеты, не выступал с обличительными заявлениями на телевидении, не участвовал на "круглых столах" с обсуждениями острых тем. Не люблю давать интервью и стараюсь держаться от всего этого подальше. На этот раз не сдержался.

Принципиально не собираю под этим письмом подписи. Не хочу устраивать вокруг этого балаган, как у нас любят. Хотелось в конце письма написать "с уважением", но как-то рука не поднимается. Было оно, да все вышло. Поэтому, оставлю многоточие...


Дмитрий Месхиев: О питерском патриотизме и поучениях издалека

Я безмерно уважаю людей из мира искусства, с которыми стоял по разные стороны баррикады из-за «Охта-Центра». Сейчас баррикада разобрана. Те, кто был против «Охта-Центра», победили. Лично я остался при своем мнении: Охтинский мыс — лучшее место для этого проекта. Но сейчас речь о другом.

Мои оппоненты по завершившейся дискуссии были не просто искренни. Они были «против» в тот момент, когда власть была «за». А в России для этого требуется изрядное гражданское мужество. В их принципиальность я верил и верю до сих пор. А вот в принципиальность тех, кто именно сейчас, внезапно «прозрел» насчет снега и сосулек в Питере, извините, поверить не могу.

Во-первых, как человек, который никуда не уезжает из родного города, кроме как на съемки, я вижу, что было, и что стало. И решительно не понимаю, почему наши «новые принципиальные» молчали прошлой зимой, когда в Петербурге был, если не коллапс, но что-то очень близкое. Сейчас тоже все очень далеко от идеала. Но, простите, с прошлым годом нет никакого сравнения. Я вижу, что на улицах работает техника, снег убирают и вывозят, и сосульки с крыш сбивают. Бестолково порой сбивают, прямо на рекламные вывески и машины. Но, по крайней мере, это делается по ходу зимы, между снегопадами. Никто не ждет февраля или марта, как в прошлом году.

Во-вторых, я не очень понимаю, почему претензии адресованы Валентине Матвиенко. По древней российской привычке все валить на царя? Я понимаю, что актеры – люди эмоциональные. Но если отрешиться от эмоций, то, наверное, надо признать, что каждый должен заниматься своим делом. Режиссер – снимать кино. Актер – играть. Дворник – чистить тротуар у подъезда. А губернатор – руководить профессионалами, которые решают городские проблемы.

Был завал со снегом в прошлом году? Конечно, был. Сейчас стало лучше? Стало. Но все равно не очень хорошо. При этом мы знаем, что огромные деньги губернатором выделялись, техника закупалась. Что это значит? Значит, начальники из районов, жилконтор и частных управляющих компаний, которые отвечают за конкретный участок работы и которым вся эта техника была дана, предпринимают какие-то не те меры. Вот им и надо задавать вопросы. Губернатор-то тут при чем?

В третьих. Если поводом для выражения эмоций становится смерть ребенка – это не гражданская позиция, а что-то совсем другое. В Петербурге произошла ужасная трагедия. Связана ли она с зимой, с сосульками, с морозом, или с чем— то другим – в любом случае нельзя на таких страшных вещах спекулировать и пользоваться ими для достижении мне непонятных целей. Для человека, который считает себя петербуржцем, это невозможно. Немыслимо. Это какая-то другая, совсем не петербургская ментальность.
Я не знаю, откуда здесь что взялось. То ли победа в дискуссии об «Охта-центре» переполнила нашу творческую интеллигенцию чувством собственной значимости. То ли те, кто в этой дискуссии не участвовал, решили «Чем мы хуже?», и начали проявлять общественную активность. Открыли в себе прежде незаметные таланты в работе с пером, начали разбрасывать письма по редакциям разных СМИ. Но время для этого выбрано явно неподходящее.

Задумываются ли эти люди о том, что по своей фабуле их призыв «К топору!» ничем не отличается от призыва «К топору!» тех, кто похоронил убитого спартаковского фаната, и пошел на Манежную площадь кричать «Русские, вперед!». И бить людей неславянской внешности? На эмоциях, даже не пытаясь ни в чем разобраться. Не понимая, кто виноват, какое звено и почему не сработало в государственной машине. Сразу – «Мочи!», «Вали!», «Убивай!». Почитайте в Интернете комментарии по поводу питерских сосулек. Там прямые призывы хвататься за вилы и использовать по другому назначению топоры для колки льда. И вот уже московские публицисты спрашивают – а почему это Питер из-за снега не устраивает то же, что Москва на Манежной?

Мальчишек, еще не устроенных в этой жизни, и побежавших на площадь вслед за националистами, можно если не оправдать, то хотя бы попытаться понять. Можно объяснить себе и обществу, что движет теми, у кого нет высшего гуманитарного, и вообще никакого образования. И, может быть, нет даже шансов его получить. Но неужели сегодня, когда в нашем обществе сложилась такая ситуация, нужно объяснять цену слова актерам? Тем, кто по роду своей профессии не просто знает, как слово действует на людей, а специально обучен усиливать это действие в сотни, в тысячи раз? Тем более – актерам известным, популярным в народе, имеющим власть над умами?

А как же высокая миссия русской культуры? Или наша культура не пыталась издревле изменить человека к лучшему? Пробудить в нем добрые и высокие чувства, а не потакать низменным инстинктам? Я уж не говорю о том, что в этих внезапных «поучениях издалека» мне видится нечто не лучшее петербургское, а худшее московское. Это когда «мне хочется, а до остальных дела нет» (да простят меня мои друзья-москвичи – кстати, такой привычки не имеющие).

Никогда не осуждал артистов, уехавших из Ленинграда-Петербурга в Москву за лучшей жизнью, деньгами и славой. Но порой они напоминают мне тех русских эмигрантов, что состоялись на Западе, а теперь заглядывают к нам в дорогой одежде, и, обдавая запахом дорогого парфюма, морщатся: «Что-то у вас в России грязновато». Не переношу этот менторский тон, эти взгляды свысока. Настоящие патриоты спрашивают: «Что я могу сделать? Чем я могу помочь? С кем поговорить? Хотите, я спрошу об этом губернатора (премьер-министра, президента)?»

Петербург – город с повышенным чувством социальной справедливости. Я бы даже сказал, что он более общинный, чем древняя и более русская Москва. Поэтому с нас, а не с Москвы, начинались все русские революции. Что делала столица, когда наши пенсионеры протестовали против монетизации? Если до сих пор люди у нас не раскачались и не вышли на улицы из-за снега, то будьте уверены — это не потому, что Питер боится. Просто ситуация не такая, какой ее сегодня кое-кто пытается представить. И худшее, что можно сегодня сделать для города – это попытаться ее дестабилизировать. Искренне верю, что люди, считающие себя патриотами Петербурга, это поймут.